Завоевание Халифата


Ираклий не отреагировал немедленно на мусульманское вторжение, и прежде чем он выступил во главе своей армии, Дамаск был уже захвачен. Осенью 633 года Абу Бакр собрал в Медине войска мусульманских племен и сформировал три отдельные армии. Одна из них под командованием Амр ибн аль-Аса двинулась на северо-запад вдоль побережья Красного моря к устью реки Иордан, а две другие в это время под командованием Язида ибн Абу Суфьяна и Шурах-биля ибн Хассана направились по внутренним дорогам на север к Дамаску.

Их главной задачей было привлечь на свою сторону языческие арабские племена, проживавшие на землях, простиравшихся между границами халифата и Византийской империей. В прошлом византийцы часто нанимали эти племена к себе на службу, но постоянные споры о размерах оплаты привели к тому, что многие из этих племен стали враждебно относиться к северному соседу. Военные действия на этой территории не велись, и, согласно мусульманским хроникам, населявшие их народы добровольно приняли ислам. Многие воины этих племен присоединились к армии, когда та продолжила свой поход на север.

После нескольких локальных набегов у Дасина недалеко от Газы состоялось первое серьезное столкновение между мусульманскими и византийскими войсками. Об этом сражении до настоящего времени дошли лишь отрывочные сведения, но все же сейчас известно, что оно завершилось победой армии Амр ибн аль-Аса. Предположительно, небольшая византийская армия потерпела поражение после того, как ее командующий-бывший схол и телохранитель императора Ираклия-был убит. Когда известия о разгроме этой армии достигли Ираклия, он отправил большое войско в Кесарею Маритиму-главную византийскую базу в Палестине. Мусульманские командиры в этом регионе также запросили подкрепления.

Прибытие подкреплений

В ходе вторжения в Сирию Халид ибн Валид возглавил небольшой отряд, с которым предполагал совершить набег на земли Сассанидов в Ираке. Отряд Халида, судя по всему, насчитывал не более 800 человек и включал в основном посаженную на верблюдов пехоту, а также небольшое количество конницы. Весной 634 года к Халиду прибыл гонец с приказом отправиться со своим отрядом в Сирию, для чего ему предстояло совершить переход примерно в 600 километров через пустыню. Преодолев со своим отрядом пустыню, Халид 24 апреля вышел в район Дамаска. Он разбил небольшой византийский отряд у Мардж-Рахита, а затем без боя захватил укрепленный город Басру. Неожиданное появление этого элитного войска спровоцировало новую фазу кампании по завоеванию Сирии. Отряд Халида примкнул к армиям Язида ибн Абу Суфьяна и Шурахби-ля ибн Хассана, которые действовали к востоку от долины реки Иордан, после чего объединенное войско двинулось на юг, чтобы соединиться с армией Амр ибн аль-Аса в Южной Палестине.

Сражение при Ажнадаяне

Византийцам понадобились два месяца, чтобы собрать свои войска перед походом на юг. Их встреча с мусульманами произошла у Ажнадаяна, дорога к которому от побережья до Иерусалима проходила по долине Вади Симт. Они ожидали встретить здесь небольшой отряд и надеялись быстро разбить его, но им противостояла довольно крупная армия, полная решимости не уступать противнику.

Со сражением у Ажнадаяна связано множество легенд, но все они сходятся в том, что здесь разгорелась ожесточенная битва, в ходе которой обе стороны понесли большие потери. Обе армии выстроились по расходящимся линиям перед своими лагерями. После того как командующие обратились к войскам с речами, мусульмане выслали вперед своего бойца-Заррар ибн Азвара,который выиграл подряд несколько боев с выставленными византийцами поединщика-ми. Сражение началось со шквала стрел и дротиков, которые выпустили и метнули размещенные перед основной византийской армией отряды. Мусульманская армия контратаковала, после чего до самого вечера кипел ожесточенный бой.

На следующий день была предпринята попытка провести переговоры, которые, возможно, было ловушкой, устроенной византийцами, и закончившаяся гибелью представителя византийской стороны. Мусульмане использовали возникший беспорядок и атаковали противника, после чего вперед былдвинут резерв Халида. Линия византийских войск рассыпалась, они понесли тяжелые потери, а большая часть армии бежала за стены города. Однако мусульманам эта победа досталась дорогой ценой-погибло много знатных мусульман и даже несколько соратников самого Мухаммеда, ветеранов первых сражений за веру.

После поражения при Ажнадаяне византийцы опасались вступать с мусульманами в сражение на открытом пространстве, в то время как воины ислама стали рассылать отряды в разных направлениях для проведения набегов. Мусульмане сосредоточились на захвате сельской местности, но пока не трогали прибрежные районы, потому что оказывались особенно уязвимы для нападения с моря. В византийские города стали прибывать толпы деморализованных беженцев, однако правители империи все еще продолжали надеяться, что мусульмане все же вернутся в пустыню. Тем временем Ираклий двинулся от слабо защищенной Эмесы в Антиохию и приступил к сбору многочисленной армии. Он назначил новых командиров полевых войск и гарнизонов, причем некоторые его назначения вызвали противодействие и недовольство на местах. Были отремонтированы укрепления, а жизнь в городах в значительной степени милитаризирована.

«Сражение в грязи»

После победы при Ажнадаяне мусульманские войска разделились. Халид ибн Валид и Шурахбиль ибн Хассан дви-ись на север Византии, а Амр ибн аль-Ac и Язид ибн Абу Суфьян тем временем следовали более спокойным маршрутом на север к Ярмуку придерживаясь восточной границы долины реки Иордан. Пока мусульманские войска двигались на север, до них дошли известия о том, что халиф Абу Бакр умер, и его место занял Умар. Одним из первых распоряжений Умара в качестве халифа был приказ Халиду, которого он давно недолюбливал, уступить место командующего своему помощнику, известному своей набожностью Абу-Убайде. Абу-Убайда был талантливым дипломатом и понимал, что не обладает необходимым военным опытом, и поэтому передал командование Шурах-билю. Также он доверил Халиду продолжать возглавлять мусульманскую конницу.

Византийцы отступили на север, но оставили арьергард в сильных крепостях-Пелле и Скитополисе, а также открыли плотину, из которой вода поступала в оросительные каналы, чтобы затопить низины и замедлить наступление мусульман. 23 января 635 года византийский гарнизон Скитополиса секретно перебрался по заболоченной местности и на следующий день атаковал мусульманскую армию у основания холмов близ Пеллы.

Во время этого неудачного боя командир византийцев был убит, и когда на поле боя опустилась темнота, его отряд отступил. Шурахбиль отдал приказ о проведении контратаки. Ее возглавил Халид, который уничтожил византийцев, когда те пытались бежать через болота. Это «сражение в грязи» стало для Византии катастрофой. Скитополис сдался на милость победителю, а через несколько недель капитулировал и гарнизон Пеллы. Затем Шурахбиль взял хорошо укрепленный город Тивериаду после чего повернул на юг и занял, судя по всему, не встретив сопротивления, Балку и южные области равнины Науран.

Марш на Дамаск

Тем временем Ираклий предпринимал попытки организовать рубеж обороны по долине реки Ярмук, расположив главный лагерь близ Якусы. Однако этот рубеж вскоре оказался прорван. Падение Боеры в мае сильно ослабляло восточный фланг византийцев, а падение Тивериады создало угрозу на их западном фланге. Противники вновь встретились на Мардж-аль-Суффаре-«золотом луге»в богатом водой регионе с хорошими пастбищами. Эти земли, ще в изобилии имелись вода и фураж а также находились холмы и река, позволявшие организовать оборону, показались византийцам наиболее удобными для создания позиций, блокирующих подходы к Дамаску.

Сражение началось в тот момент, когда мусульманский передовой отряд наткнулся на византийские части. Постепенно к бою присоединялись подходившие мусульманские отряды, пока в конце 'ЩЩ концов византийцы не были вынуждены начать медленный отход к Дамаску, оставив на поле боя многих своих лучших офицеров. Вскоре мусульманские войска уже были под Дамаском. Началась осада, продолжавшаяся шесть месяцев. Не имея достаточного количества войск, чтобы обеспечить полное окружение города, мусульмане обложили только все его ворота. Пехота начинала обстреливать любого, кто появлялся на стенах, и отбила все вылазки. Халид сгруппировал всю свою конницу в одном месте, а затем отправил отряд охранять дорогу на Эмесу и вовремя обнаружил идущую на помощь городу византийскую армию. По крайней мере одна колонна византийской конницы была разбита, однако подробности этих столкновений точно установить невозможно из-за того, что сообщения о них позднее обросли легендами. Боевой дух гарнизона подорвали отсутствие попыток деблокировать город, а также казнь мусульманами захваченных ими высокопоставленных византийских офицеров.

Падение Дамаска

Падение Дамаска описывают несколько различных хроник В одних утверждается, что в городе был предатель-в соответствии с разными источниками, то ли отвергнутый любовник, то ли озлобившийся сирийский епископ,другие же настаивают, что гарнизон в одной части города был разбит, а в другой вступил с врагом в переговоры о сдаче. Хроника, содержащая сведения о последнем варианте, сообщает, что две мусульманские армии встретились в центре Дамаска, и их командиры вступили в спор о том, кто же из них захватил город. Но как бы то ни было, совершенно точно известно, что 4 сентября 635 года город сдался Абу-Убайде. Отступающие византийские войска мусульмане постоянно изматывали набегами. Армия халифата пересекла долину Бика в Центральном Ливане, где ей сдался Гелиополь, за которым в ноябре последовала Эмеса. Когда мусульмане повернули на север, им сдались и другие города, хотя византийцам удалось сохранить контроль над Алеппо и Антиохтией, где Ираклий разместил штаб своей армии.

Контрнаступление византийцев

Ираклий не допускал возможности поражения в Сирии, но лишь через несколько месяцев его армия смогла перейти в контрнаступление. В дополнение к прибывшим из столицы элитным войскам Ираклий принял на службу местные отряды, состоявшие из армян и некоторых союзных арабских племен с занятых мусульманами земель. Ираклий координировал операции из Антиохии, но командование полевыми войсками он передал армянскому военачальнику Ваану. Наконец впервые византийские силы в Сирии значительно превзошли по численности мусульман. По совету Халида Абу-Убайда отвел свои войска на более удобные для защиты естественные позиции, оставив Эмесу и Дамаск. Сначала мусульманская армия расположилась у реки Ярмук, но в июле была вытеснена с этих позиций войсками патрикея Сирии и Палестины из династии Гассанидов.

Теперь Халид советовал Абу-Убайде отступить на позиции между Дараа и Дейр Аюб. Отсюда армия могла прикрывать участок между ущельями Ярмука и лавовой равниной Харра. Тем временем византийская армия заняла новый оборонительный рубеж и начала его укреплять. Обе армии наблюдали друг за другом в течение почти трех месяцев, причем византийцы предприняли несколько попыток договориться о перемирии.

По мере того как сражение становилось неизбежным, в византийской армииусиливались пораженческие настроения и падала дисциплина. То и дело возникали серьезные столкновения между отдельными отрядами и армянами, что привело к возникновению острого конфликта в рядах армии. В мусульманской армии тем временем все было спокойно, более того, ее боевой дух только укрепился после прибытия подкреплений-крупного отряда йеменских пеших лучников. В августе византийцы окончательно убедились, что силы мусульман с каждым днем увеличиваются. В течение первых двух дней сражения мусульмане упорно отражали фланговые атаки обладавшей значительным численным превосходством византийской армии. Вечером 15 августа 636 года армянский военачальник Ваан отправил Абу-Убайде окончательный вариант ультиматума. Возможно, он все еще полагал, что противостоящие ему мусульманские войска являются просто очень большим рейдовым отрядом, и поэтому попытался предложить им свободный отход из Сирии. Когда его предложение было отклонено, он отдал приказ своим войскам готовиться к сражению на следующий день. Абу-Убайда понял, что в данной ситуации имеющегося у него опыта явно недостаточно, и передал командование Халид ибн Валиду, который начал развертывание войск.

Развертывание

Византийская армия выстроилась вдоль 13-километровой линии между Вади Алланом и Римской дорогой. Ваан командовал центром и контролировал все поле боя с невысокого холма позади правого крыла. Левым крылом, находившимся ближе к Римской дороге, командовал Гаргис. Эти войска включали тяжелую пехоту, располагавшую большими щитами и способную выстроить «стену щитов». Правое крыло развертывалось в том месте, где Вади Аллан входил в глубокое ущелье. Эти войска включали элитную пехоту, которой командовал офицер в ранге буккинатора. В ходе сражения они должны были сковать противника, пока левый фланг и центр совершали крупномасштабный маневр. Халид ибн Валид разделил свои войска на 36 пехотных частей, сведенных и четыре крупных отряда. Три отряда конницы размещались позади центра и на флангах с большим конным резервом в тылу. К этому моменту командующие мусульманской армией были хорошо осведомлены о возможностях противника. Правый фланг мусульманской армии опирался на холм Таль аль-Джумуа, в то время как ее основные силы развертывались между Сахам аль-Джалван и Таль аль-Джубия на расстоянии 1,5 километров от византийцев. Мусульманские лучники, главным образом йеменцы, располагались вдоль всего фронта, в то время как Заррар возглавил кавалерийский резерв, оставаясь в непосредственном подчинении Халида.

Первые два дня

Как и при Ажнадаяне, сражение на реке Ярмук началось с поединков между мусульманскими и византийскими воинами. Во время этих схваток специально готовившиеся мусульманские пое-динщики уничтожили несколько византийских офицеров. В полдень Ваан бросил пехоту и лучников в лобовую атаку, на мусульманские позиции. Цель этого наступления состояла в том, чтобы, судя по всему, всего лишь разведать силы врага. Бой продолжался без каких-либо серьезных результатов до заката.

На второй день рано утром византийцы перешли в наступление по всему фронту, захватив противника врасплох, потому что мусульмане совершали утреннюю молитву. Византийские командующие, скорее всего, знали о практике мусульман, однако доказательств того, что данный момент был выбран для атаки сознательно, нет. План Ваана состоял в том, чтобы, удерживая центр, атаковать на флангах, использовав преимущество над противником в численности. После трех таких атак мусульманское правое крыло отступило, и византийские войска достигли одного из расположенных в тылу арабских лагерей. Там к отступающим мусульманским войскам присоединились находившиеся при обозе арабы. В первые годы существования халифата жены и другие члены семей воинов-мусульман вступали в бой в таких ситуациях-они вооружались луками или использовали импровизированное оружие вроде кольев для шатров. Возможно, именно их вступление в бой стало решающим фактором, позволившим остановить отступление мусульман, хотя, может быть, им просто удалось сплотить войска.

По тому же сценарию развертывались события несколько позже на левом фланге мусульман, где византийская пехота медленно наступала по Вади Аллан. Находившиеся в лагере мусульмане вновь сплотили отступавшие войска, после чего перешли в контратаку и отбросили византийцев. Халид отправил конницу поддержать сначала правый, а затем левый фланги, в то время как мусульманский центр, поддержанный конницей Заррара, перешел в контратаку.. Атака византийцев провалилась после того, как в ходе контратаки была прорвана линия фронта. Обе армии закончили второй день боев отходом на исходные позиции. Столкнувшись с перспективой потерять свою армию в затяжной битве на истощение, Халид бросает мусульманскую конницу в контратаку. На третий день византийская армия использовала ту же тактику, что и накануне, но на сей раз сконцентрировала свои главные силы на открытом северном фланге мусульманского фронта. И вновь воины Амра с боями отошли к своим шатрам вместе с частью войск Шурахбиля, располагавшихся несколько левее. Произошло то же, что и во второй день: ситуацию исправила направленная сюда Халидом резервная конница, однако на этот раз потери мусульман были намного больше.

Мусульманские командующие понимали: несмотря на то, что пока им удавалось успешно противостоять атакам византийцев, долго придерживаться подобной тактики им не удастся. Они понесли тяжелые потери, в то время как византийцы по-прежнему обладали значительным численным преимуществом и свежими резервами. Было совершенно ясно, что необходимо принимать решительные меры, чтобы избежать поражения.

Конная контратака

Четвертый день начался почти также, как и предшествующие. Ваан, близкий к тому, чтобы прорвать позиции противника, на третий день решил повторить атаку на правом крыле мусульман. Условия ландшафта давали ему мало возможностей для маневра, однако, рассчитывая на свое численное превосходство, он надеялся полностью уничтожить один из флангов противника. На сей раз армянские полки, поддерживаемые конницей Гассанидов, оттеснили не только правофланговые войска Амр ибн аль-Аса, но также и части Шарух-биля в правой части центра. Войска Шурахбиля отступили дальше, чем части Амра, и некоторое время казалось, что будет совершен тот самый решающий прорыв, на который надеялись византийцы. Чтобы предотвратить разгром своей армии, Халид должен был действовать быстро. Во-первых, он приказал войскам Абу-Убайды и Язида атаковать византийский центр и правый фланг. Одновременно он отправил половину своей резервной конницы присоединиться к войскам Хар-рар ибн Азваа, а сам принял командование оставшимися частями.

Наступающие армяне и арабы-христиане теперь подвергались нападению с трех сторон войск Амра, Шарухбиля и Абу-Убайды. Предпринявшая атаку на северный лагерь мусульман византийская конница оказалась отрезанной от своей пехоты. Не имея возможности вернуться под прикрытие пехоты, византийская конница сместилась дальше на север. Тогда конница Халида атаковала византийский правый фланг. После ожесточенного боя войска Гаргиса и Ваана отступили. Византийцы понесли тяжелые потери, особенно-вспомогательные части Гассанидов. Еще большее значение имели действия небольшого мусульманского конного отряда Заррара, который, возможно, оставался скрытым позади Таль аль-Джумуа, когда византийцы начали наступление. Когда византийская конница бежала, Заррар последовал за ней к Айн Дакару. Большую часть отступавшей конницы составляли арабы-христиане и вспомогательные части племен лахм и джудхам. Некоторые из них разбежались по окрестным деревням, в то время как другие перешли на сторону мусульман. Паника распространилась и на другие арабские вспомогательные части, охранявшие единственный мост через Вади Руккад, что позволило Заррару захватить его без особых усилий. Теперь византийская армия была отрезана от своего главного лагеря в Якусе, и ей оставалось лишь отступать, пробираясь вниз по ущельям Ярмука или Рукка-да или же прорываться на север через основные силы мусульманской армии.

Пешая рукопашная

Тем временем и в центре, и на юге мусульманская пехота подверглась новым атакам византийских лучников-этот эпизод сражения стал известен как «День потерянных глаз». Абу-Убайда и Язид отступили, преследуемые византийцами, а один отряд слева от войск Абу-Убайды оказался отрезан. Все воины этого отряда были либо убиты, либо тяжело ранены, включая и его командира, старого друга Халида. Отступавших мусульман снова поддержали их женщины, в числе которых была огромная девушка Каулу аль-Азвар, сестра Заррара, пользовавшаяся уважением как великий воин. Мусульмане вновь начали теснить преследовавших их византийцев.

Пятый день

После захвата моста через Вади Руккад Заррар повел свою конницу в рейд по тылам византийцев. Он достиг византийского лагеря в Якусе в утренние часы пятого или шестого дня и с легкостью захватил его. Большая часть оставленных охранять лагерь войск бежала, как только появился противник. На пятый день Ваан попытался договориться с мусульманами об отводе своих войск. Византийцы были теперь зажаты между ущельями Руккада и Ярмука, отрезанные от своего лагеря в Якусе. Ни одна из сторон не атаковала, вероятно, будучи вымотанными боями предыдущего дня. В то же время оба командующих стали сводить конницу в объединенные отряды. В последний день сражения Халид использовал свою конницу, чтобы разделить византийскую армию, а затем отбросить ее, полностью дезорганизованную, с поля боя.

В шестой, и последний, день сражения Халид ибн Валид пришел к выводу: чтобы добиться решающей победы над все еще имеющей преимущество в численности византийской армией, ему необходимо вытеснить конницу противника с поля боя. Бои предыдущих дней сражения показали, что византийская конница и пехота часто развертывались слишком далеко друг от друга, чтобы быть готовыми быстро оказать взаимную поддержку. Его план на шестой день сражения основывался именно на этом недостатке византийской тактики. Пока в начале дня пехотные части обеих сторон были заняты перестрелкой, Халид объединил всю оставшуюся у него конницу (отряд Заррара удерживал мост у Айн Дакара) в крупный отряд и отвел его на север, на довольно открытый участок фронта в районе правого крыла мусульманской армии.

Вскоре после этого командующий правым крылом византийских войск Гаргис был убит. Обнаружив, что боевой дух противника резко упал, мусульманская пехота бросилась вперед и врубилась в ряды византийцев. Для Халида это стало сигналом к началу его атаки, и он повел свою конницу вокруг северной оконечности линии фронта прямо на находившуюся на левом крыле византийскую конницу. Несмотря на то что в распоряжении Ваана было больше конницы, чем у Халида, она была разбросана вдоль всего фронта, а не сосредоточена в одном месте, как у противника. Столкнувшись с теперь намного более сильным противником, не имевшая поддержки пехоты (которая была занята борьбой с войсками Амр ибн аль-Аса), византийская конница бежала с поля битвы в северном направлении.

Разгром

Эти события вызвали панику во всех войсках византийского левого крыла, которое стало перемещаться в центр поля боя, сея хаос в войсках Ваана и создавая для пехоты противника условия, позволявшие ей атаковать византийскую армию во фланг. Одновременно всадники Халида нанесли удар в западном направлении, изгоняя остатки византийской конницы с поля битвы. Именно в этой момент сражение вступило в свою завершающую стадию. Мусульманской пехоте удалось опрокинуть левый фланг противника, за которым вскоре последовали и остальные византийские войска, в панике бежавшие с поля боя.

Некоторые бросали свое оружие и пытались сдаться, но мусульмане понесли в боях тяжелые потери и лишь немногих взяли в плен. Добравшись до моста через Вади Риккад, блокированного конницей Заррара, византийцы попытались спуститься вниз по крутым склонам и утесам, многие здесь сорвались вниз и разбились о камни. Те, кто выжил, скорее всего, бежали вдоль долины или, взобравшись по южным склонам, вышли на земли, которые в настоящее время являются частью Иордании. Византийский командующий-армянин Ваан-был убит либо на поле боя, либо во время бегства. Несмотря на то что потери византийской армии оказались катастрофическими, тысячи воинов благополучно достигли Эмесы и Египта. Некоторая часть бросившейся было наутек конницы даже попыталась воспрепятствовать начавшемуся наступлению мусульман на север.

Завоевание Сирии

Когда сражение завершилось, Абу-Убайда вновь принял на себя командование армией. Во главе конницы, наступавшей впереди его армии, он двинулся на Дамаск. Город сдался на тех же условиях, что и в предыдущем году. Оставив Язида управлять Дамаском, Абу-Убайда и Халид направились на север.

Византийцы даже не думали о вероятности поражения и поэтому не позаботились о создании резервных позиций. Большая часть разбитой армии отступила в Анатолию, чтобы не оказаться отрезанной противником. Тем временем мусульмане вновь взяли Эмесу. Несмотря на то что раньше местное население встречало их с радостью, в Северной Сирии сопротивление византийского населения было упорным. Византийцы попытались организовать оборону, и мусульманам пришлось вести ожесточенную борьбу, чтобы занять стратегически важный город Халкиду. В прибрежных горах им дали яростный отпор. Очаги сопротивления византийцев в Палестине пали вскоре после занятия мусульманами

Дамаска. Иерусалим открыл свои ворота лично халифу Умару в 638 году. Многочисленный гарнизон Кесарей Маритимы, снабжавшийся византийскими кораблями с моря, сопротивлялся мусульманской блокаде с суши вплоть до 640 года, так же как и порт Триполи, который держался до 646 года. В Константинополе падение Сирии было воспринято как Божья кара.

Хронисты пытались объяснить поражение Византии в битве на реке Ярмук различными обстоятельствами, в том числе мятежом армянских войск или мифической песчаной бурей. Императора Ираклия более поздние византийские хронисты то хвалили, то ругали. Однако, хотя многие византийцы не доверяли своим союзникам-особенно вспомогательным частям арабов-христиан-гораздо более серьезной проблемой являлась нехватка у Византии денег, чтобы заплатить армии и купить дружбу соседних племен. Проблемы с выплатами скорее всего и подорвали дисциплину войск перед сражением. Византийцы в Сирии, несмотря на свое общее превосходство, смогли сконцентрировать свои войска и добиться численного перевеса лишь на Ярмуке. Им очень мешало отсутствие координации действий различных командиров, а также постоянные конфликты между армянами и греками. Также византийцам не удалось эффективно использовать условия местности.

Кроме того, традиционная византийская стратегия перестали работать или вообще потерпела крах. Стандартная тактика подрыва морального духа противника полностью провалилась, вероятно из-за приверженности мусульман их новой вере. Византийцы на этот раз отказались от своей традиционной осторожности на поле боя. Они сознательно пошли на то, чтобы дать столь нехарактерное для них генеральное сражение, а из-за своей полной уверенности в победе не позаботились о резервных позициях. В ходе последовавшего мусульманского завоевания Сирии укрепленные города повсеместно сдавались (обычно на достаточно легких условиях) в основном потому, что городское население не чувствовало со стороны мусульман такой угрозы, как со стороны персидских захватчиков минувших лет. В сельской местности население, скорее всего, вообще не заметило особых различий от смены арабских правителей: Гассанидов на мусульман.

В целом для Византийской империи царствование Ираклия оказалось чередой эфемерных побед и реальных поражений. Традиционная византийская тактика «обнаружить и уничтожить» перестала работать. В следующем столетии получила развитие новая тактика оборонительной партизанской войны, в которой налетчиков или захватчиков изматывали и заманивали в засады, не доводя дело до открытых встречных сражений.

Мусульманское вторжение в Сирию было не стихийной массовой миграцией племен, атщательно скоординированной военной кампанией, которая строилась на продуманной стратегии, учитывавшей военные традиции противника. Проникновение на вражескую территорию несколькими самостоятельными армиями устранило традиционное различие между «фронтом» и «тылом». Это позволило захватчикам разбивать противника по частям.

Знаменитый марш-бросок Халида ибн Валида из Ирака в Сирию показал, насколько эффективно мусульмане действуют в условиях пустыни (даже с учетом того, что она являлась родиной многих воинственных племен), и как эффективно халиф осуществляет из Медины контроль за своими военачальниками. В сражении арабы-мусульмане хорошо использовали условия местности и никогда неожиданно не натыкались на противника. Их готовность атаковать даже в самую жару и стойко переносить нехватку питьевой воды увеличили гибкость исламских войск. Мусульмане заслужили репутацию жестоких воинов, которая, несмотря на то, что она основывалась на отдельных и часто бездоказательных случаях, возможно, оказывала влияние на боевой дух войск противника. Хронисты обеих сторон также отмечали жестокость, проявляемую в сражениях арабскими женщинами-с большим одобрением у мусульман, и с шокирующими подробностями у христиан.