Восстание Спартака

После побега из школы гладиаторов в Капуе Спартак и группа присоединившихся к нему восставших рабов одержала череду выдающихся побед. В Капуе, главном городе Кампании, больше столетия находилась самая большая в Римской республике ludus gladiatorius - школа гладиаторов. Весной 73 года до н.э. в ней тренировалось примерно 200 гладиаторов (преимущественно фракийцев и галлов), организовавших заговор против своих хозяев. Во главе с фракийцем Спартаком и галлами Крик-сом и Эномаем они разработали план побега. Основные события развернулись в общей столовой, где гладиаторы собрались для приема пищи. Здесь, как и повсюду, они находились под надзором вооруженной охраны. Вооружившись захваченными на кухне ножами и вертелами, гладиаторы перебили охранников и смогли вырваться наружу. На одной из улиц Капуи они случайно встретили телегу, на которой перевозили оружие и снаряжение гладиаторов. Таким образом беглецы получили возможность хорошо вооружиться.Покинув город, они рассеяли небольшой отряд, посланный за ними в погоню, и решили искать убежище на склонах находившегося поблизости Везувия (в то время, этот вулкан, позднее разрушивший Помпеи, считали потухшим). Меньше половины гладиаторов - возможно, всего лишь 50 человек - смогли добраться до укрытия в горах. Первые победы

В кратере Везувия Спартак начал собирать армию из беглых рабов и тех свободных людей, которым уже нечего было терять. Сначала восставшие разгромили армию во главе с претором Гаем Клавдием йабром, отправленную осадить лагерь мятежников. Войско Спартака захватило римский лагерь со всем его имуществом и запасами. Несмотря на это, Сенат продолжал считать восстание рабов лишь «мелким неудобством». Сенаторы отправили на юг еще двух преторов с приказом восстановить порядок. Однако преторы и их легаты потерпели сокрушительные поражения в отдельных столкновениях. Легат Фурий, под началом которого было 2000 легионеров, был разгромлен без особых проблем. Претору Луцию Коссинию лишь чудом удалось избежать плена, причем вскоре он погиб в бою. Когда претору Публию Варинию удалось окружить лагерь Спартака, тот тайком вывел из него своих людей, привязав к шестам трупы, чтобы заставить противника поверить, будто часовые восставших остаются на своих постах. И только когда забрезжил рассвет, и часовые мятежников как обычно не обрушили на врагов ругательства и камни, римские командиры заподозрили неладное.Вариний столкнулся со Спартаком в нескольких боях - и во всех потерпел поражение. В последнем повстанцы захватили ликторов и коня претора. За это восставшим пришлось заплатить, судя по всему, жизнью Эномая, который с этого момента больше не упоминается в источниках. Успех Спартака привел к тому, что к нему стали стекаться массы последователей, в том числе местные скотоводы и пастухи. Зиму Спартак провел, занимаясь обучением и вооружением своих новобранцев.

Следующей весной армия Спартака, теперь насчитывающая около 70 ООО человек, вторглась в Кампанию, неся разорение и смерть процветающим городам и виллам. Спартак попытался ограничить чрезмерные проявления жестокости, что стало предметом разногласий в руководстве восстанием и привело к тому, что его товарищ Крикс отделился от основной армии и увел с собой галлов и германцев - в общей сложности 20 000-30 000 человек. Галл Крикс, как и Спартак, обучался в школе гладиаторов в Капуе. Принимая во внимание то обстоятельство, что Спартак хотел двигаться на север и покинуть Италию, Крикс и его сторонники, судя по всему, стремились спровоцировать вооруженное столкновение с противником. В результате весной 72 года до н.э. один из двух консулов - Луций Геллий Публикола - догнал Крикса и его армию около горы Гарган на Адриатическом побережье.

Численность войск, вовлеченных в последовавшее затем сражение, точно не известна. Армия Крикса, включавшая не только воинов, но и сопровождавших их женщин, детей на множестве повозок, вероятно, насчитывала примерно от 20 000 до 30 000 человек. В отличие от них римляне имели всего 10 000 человек - консульскую армию в составе двух полностью укомплектованных легионов, но это были хорошо обученные профессиональные солдаты. Восставшие под предводительством Крикса бросились в стремительную атаку. Геллий очевидно приказал легионерам выстроиться на высоте в двойную линию; с большими потерями легионам удалось удержать свои позиции. Восставшие в значительной степени превосходили по численности римлян, которых они атаковали. При этом они, судя по всему, были вынуждены двигаться вверх по крутому склону, где их ждали дисциплинированные ветераны, готовые отбросить врага. Вторая, третья и четвертая атаки также были отбиты, после чего атакующие начали колебаться, развернулись и бросились в бегство. Теперь вперед двинулись римляне. К этому моменту армия Крикса осталась без командира - возможно, их жестокий предводитель сам искал смерти на поле боя и бросился в гущу схватки. Плутарх предполагает, что особых талантов военачальника Геллий не проявил, а вся слава за победу должна быть отдана Катону Младшему.

Тем временем другой консул, Гней Корнелий Лентул, попытался измотать двигавшегося на север Спартака. Однако тот перехватил инициативу и атаковал римлян прежде, чем они успели объединить свои войска. Поодиночке он разбил обоих консулов, которых с позором отозвали в Рим и лишили их постов. Несмотря на очевидные проблемы, связанные с разделением командования между двумя консулами, главной причиной победы Спартака было то, что в данном случае один несомненно талантливый полководец столкнулся с двумя посредственными. Явно бросая вызов традициям империи, Спартак отправил 300 пленных римлян на арену сражаться подобно гладиаторам, чтобы почтить память Крикса. Они должны были убить своих товарищей, чтобы спасти свои собственные жизни. Видимо, Спартак обладал довольно своеобразным чувством юмора. Вновь выступив на север, Спартак намеревался пересечь Альпы и уйти в Галлию, а затем во Фракию. Близ Мутины (Модена) на равнине реки По он разбил два легиона Гая Кассия Лонгина, наместника Цизальпинской Галлии. Лонгину чудом удалось бежать. Хотя дорога к Альпам была открыта, Спартак по какой-то неизвестной причине неожиданно передумал: он развернул армию и двинулся на юг. В какой-то момент он собрался напасть на Рим, но в конце концов вернулся на юг полуострова и провел зиму в окрестностях Турии. Спартак теперь представлял собой реальную угрозу для Рима. Армия рабов без особых усилий разгромила армии трех преторов, двух консулов и одного проконсула. Теперь восстание превратилось в полноценную войну, и Сенат отчаянно нуждался в лидере, который смог бы уничтожить армию невольников,