Восстание рабов в Древнем Риме

В 73 ГОДУ ДО Н.Э. воплотился в жизнь самый страшный кошмар Римской республики - вспыхнуло крупномасштабное восстание рабов. Невольники, возглавляемые харизматичным гладиатором Спартаком, одержали ряд побед над римлянами, но через два года все же потерпели поражение. Восстание Спартака стало последним из серии крупномасштабных выступлений рабов, которые сотрясали Римскую республику в период между 135 и 71 годами до н.э. В 73 году до н.э. Италия испытала серьезные потрясения - начали сбываться самые ужасные ночные кошмары рабовладельцев. Причиной волнений стало массовое восстание рабов во главе с харизматичным гладиатором по имени Спартак. Для современного человечества он стал символом справедливой борьбы угнетенных, хотя и потерпевших поражение, но бросивших вызов своим угнетателям. Его имя стало знаменем многих революционных группировок по всему миру от радикальных социалистов в Германии времен Первой мировой войны до сепаратистов в современной Мексике.



Считается, что в тот период истории, когда Спартак поднял восстание, примерно 20-40% населения Сицилии и Апеннинского полуострова являлись рабами. Значительную их часть, вероятно, составляли свободнорожденные мужчины и женщины, происходившие из земель, захваченных в ходе недавних кампаний римскими легионами -галлы, карфагеняне, греки и кельты. Как и во всех обществах, основу благосостояния которых составлял труд рабов, римляне были крайне обеспокоены перспективой восстаний невольников и разработали для мятежников систему чрезвычайно жестоких и мучительных наказаний (наиболее печально известным из них является распятие на кресте). Перспектива подобной расправы, а также чисто организационные трудности объединения рабов под общим началом привели к тому, что самые радикально настроенные невольники ограничивались воровством, мелким саботажем или просто побегом. Тем не менее восстания рабов возникали и всегда оставались большой проблемой для Рима. Восстание рабов во главе со Спартаком, возможно, оказалось лучше всего организовано и проходило наиболее успешно в военном отношении, однако оно не было первым в своем роде.


Население находящейся недалеко от Апеннинского полуострова Сицилии было смешанным. Она пребывала под властью греков и стала первой зарубежной территорией, захваченной Римом после Первой Пунической войны (264-241 до н.э.) с Карфагеном. Обширные плодородные земли Сицилии -ее позднее стали называть «зерновой кладовой Рима» - сделали остров важнейшей составляющей римской экономики и жизненно важным источником зерна для ее армии. Как следствие, сельское хозяйство на Сицилии начало бурно развиваться, а для круглогодичной обработки полей требовалось все больше и больше рабов.Рабство не было в новинку для Сицилии, однако после римского завоевания острова количество рабов по отношению к свободному населению стало стремительно расти. Согласно греческому историку Диодору Сицилийскому, работы которого написаны как раз перед Первым Сицилийским восстанием (135-132 до н.э.), рабы, бывшие родом в основном из Восточного Средиземноморья, подняли восстание из-за крайне тяжелых условий жизни и жестокого обращения рабовладельцев.

Судя по всему, восстания в западной и восточной частях острова начались порознь. На востоке во главе мятежа встал раб Евн, сириец от Апамеи, а рабов на западе возглавил табунщик Клеон, киликиец с Таврских гор. Евна считали «магом и чародеем», поклонявшимся сирийской богине Атаргатис (Астрате). Клеон же «еще со времен своего детства бьи привычен к жизни разбойника ». Местные власти надеялись, что две группы мятежников вступят в конфликт между собой и уничтожат друг друга. Однако Клеон признал верховную власть Евна, после чего их сторонники объединили свои отряды и создали армию, а восстание начало набирать обороты. На острове не было постоянного гарнизона, а римские чиновники недооценили способность рабов организовать крупномасштабные военные действия. Кроме того, высшие сановники Рима и легаты римских легионов считали подавление восстания рабов ниже своего достоинства, в связи с чем Сенат на первом этапе предоставил бороться с восставшими местным властям. Римские правители острова, однако, не располагали достаточным количеством чиновников и поэтому были вынуждены в вопросах управления положиться на влиятельных лиц из местных жителей.

Однако эти правители вообще не могли составить общее представление о событиях и мыслили исключительно категориями своей небольшой деревни, где они обладали неограниченной властью. Конкретные действия они предпринимали лишь в том случае, если под угрозой оказывались их собственные интересы. После того как стало ясно, что местные формирования не собираются участвовать в подавлении восстания, Сенат наконец решил отправить на остров войска, во главе которых был поставлен сначала претор, а затем два консула. В итоге восстание было подавлено.В значительной степени Второе Сицилийское восстание (104-100 до н.э.) стало повторением первого. Все снова началось на Сицилии, и причиной мятежа опять стали тяжелые условия труда на острове. Сопротивление в восточной его части возглавил Сальвий, объявивший, что владеет даром пророчества, а на западе руководство взял на себя Афинион, известный своей храбростью киликиец. В отличие от Клеона, Афинион был не мелким разбойником, а являлся управляющим значительным поместьем. Считалось, что он, как и Сальвий, обладал сверхъестественными способностями, в том числе даром пророческих озарений.

Однако для победы восстания одной мистики было недостаточно. Сальвий, как до него Евн, был провозглашен своими сторонниками царем, и принял тронное имя Трифон. Он являлся варваром-пиратом из Киликии, места, прославившегося своими разбойниками, узурпировавшими там трон Селевкидов. Тем временем в Западной Сицилии находившиеся там рабы провозгласили царем Афиниона. В качестве образцов форм правления эти цари рабов взяли Эллинистические царства, традиции которых находили поддержку у населения Восточного Средиземноморья в течение многих столетий. В этом не было ничего необычного, поскольку точно установлено, что большинство восставших являлось рабами в первом поколении и выходцами именно из Восточного Средиземноморья. Возвращаясь к традициям своей родины, они утверждали их на новом месте, что делало их намного большим, чем просто мятежными рабами.

Несмотря на уроки Первого Сицилийского восстания, реакция со стороны Римского Сената была столь же запоздалой. Его медлительность и нерасторопность, являвшиеся, в частности, следствием необходимости держать римские войска на случай нападения германских племен, угрожавших Северной Италии, позволила рабам добиться значительных успехов на ранних стадиях восстания, а затем объединиться в крупные отряды, которым удалось разгромить высланные против них местные войска. И вновь, как и раньше, два лидера повстанцев пришли к соглашению и объединили свои армии: Афинион признал верховенство Трифона. А затем, как и в прошлый раз, лишь отправка на остров крупной группировки хорошо обученных и дисциплинированных римских войск под командованием консулов, привела к подавлению восстания.