Триумф греческой тактики


В битве при Саламине обладавшая тактическим превосходством греческая эскадра одержала победу над персидским флотом, имевшим значительное численное преимущество. С рассветом началась активная фаза битвы при Саламине. Греческие корабли выстроились в боевой порядок, ожидая, когда неприятельские корабли побольше «втянутся» в узкий пролив. Решительно настроенные персы, находившиеся под впечатлением от того, что их царь наблюдает за ними, смело шли в бой, не отдавая себе отчет в том, что их ждет умело расставленная ловушка. Пролив оказался настолько узким, что в нем не помещались все корабли даже передовых отрядов. Суда начали наползать друг на друга, а часть кораблей оказалась в непосредственной близости от берега, причем они едва не сели на мель.



Греческий флот применил при Саламине такой же тактический прием, как и при Фермопилах. Центр греческого флота в начале боя принялся грести назад (табанить) и изобразил отступление, заманивая противника глубже в пролив (при этом некоторые греческие триеры настолько близко подошли к берегу, что едва не сели на мель). Персы клюнули на эту приманку, выстроились ромбом и пошли в атаку, но тут в проливе неожиданно возникло волнение, нарушившее дипломы в Саратове строй персидских кораблей (Фемистокл удачно выбрал момент для атаки - в это время сильный ветер начинал гнать волну с залива в пролив, что негативно повлияло на положение персидских кораблей, но не повредило греческим триерам, имевшим меньшую осадку и более плоское дно). После этого греки решительно атаковали персидский флот. Первым на врага ринулся афинянин Аминий из Паллены - брат Эсхила.

Корабль Аминия стремительно пошел на таран и врезался в борт флагманского корабля финикийцев, на котором находился брат персидского царя, погибший в первые минуты боя. Началась жестокая абордажная схватка. На помощь Аминию поспешили другие корабли.Греческие корабли на момент атаки находились в строе слегка вогнутого полумесяца глубиной в два корабля и шириной по фронту около 3 км в направлении от восточной оконечности острова св. Георгия (левый фланг) до полуострова Киносура (правый фланг), по мере сокращения дистанции между флотами греческие триеры заканчивали приготовления к бою, гребцы разминались, делая небольшие рывки вперед-назад и готовясь по команде резко дать полный ход вперед с тем, чтобы таранить выбранный в качестве цели вражеский корабль. Ведь тот, кто первым произвел удар тараном, получал преимущество.


Геродот описывает битву при Саламине с позиций обеих сторон - сначала персов, а затем греков. Он уделяет большое внимание общему ходу событий, а также отмечает действия некоторых командиров и воинов. Однако ни он, ни Эсхил, ни другие историки того времени не описывают подробно тактики обоих флотов и все эпизоды сражения.В целом картина битвы вполне ясна, но историки по-разному рассказывают о некоторых эпизодах и действиях отдельных отрядов кораблей обеих сторон. В частности, не удается точно определить положение персидского и греческого флотов на рассвете, хотя все историки сходятся в том, что ближе к вечеру персидские корабли, отступая, миновали полуостров Киносура и остров Пситталея и полностью вышли из пролива.Решающая фаза сражения была отмечена множеством «дуэлей» -корабли таранили друг друга и шли на абордаж. Сражение перешло в вариант боя «корабль на корабль». Однакопотеснить друг друга противники не могли. Вполне вероятно, что греки держали несколько кораблей в резерве, а персы с самого утра бросили в бой все свои силы, стремясь в буквальном смысле задавить противника числом и мощью. Несколько кораблей ионян по призыву Фемистокла уклонились от боя или сдались, в то время как персы сражались при Саламине гораздо яростней, чем при Артемисии. Вероятно, на них повлияло присутствие Ксеркса I - каждый считал, что царь смотрит именно на него.

Историк и философ Плутарх в одном из описаний сражения отметил, что персидский флот располагал кораблями (финикийские триеры), которые были больше греческих и имели более высокие борта, что позволяло обстреливать сверху палубы афинских триер, а руководство действиями судов персидского флота осуществлялось командирами с  отдельных кораблей. Геродот в своей «Истории» сообщает, что неприятельские корабли стремились таранить друг друга, после чего начинались абордажные схватки. Историки уверены - во время активной фазы сражения корабли вели традиционный для того времени бой, как и в битве при Сиботских островах в 433 году до н.э. На палубах кораблей обычно располагались отряды гоплитов, а также лучники и метатели дротиков - после таранного удара исход боя зависел именно от них, в особенности от гоплитов. В рукопашной схватке греки превосходили персов. В конце концов персы дрогнули, началась паника, многие их корабли стали отступать.

Основная заслуга в победе при Саламине принадлежит Фемистоклу -великолепно сработали его военная хитрость и предложенная им тактика действий. Коринфские корабли, вероятно, вступили в схватку, подойдя с севера. В любом случае поворотным в сражении стал тот момент, когда персидские корабли первой линии, отступая, начали сталкиваться с кораблями, находившимися сзади. Персидские солдаты, падая в воду, по большей части тонули - в отличие от греков, они не умели плавать. Эгинцы ожидали персов и напали на них в тот момент, когда те пытались выйти из пролива и отступали в направлении на Фалеры. Афиняне добивали персидские корабли, команды которых не сложили оружие. Те же, кто сумел избежать таранного удара афинских триер, попадали в руки  эгинцев. Эгинцы были, пожалуй, самыми опытными моряками в объединенном греческом  флоте - в начале битвы они  находились, вероятно, в резерве в Амбелакском заливе и в решающий момент ударили  во фланг отступающим персам.  Наконец, Аристид с отря-дом гоплитов переправился на остров Пситталея и уничтожил находившихся там персов, после чего греки установили полный контроль над проливом.
I