Три триремы Демосфена

Моряки и гребцы должны были сражаться в качестве псилов. Они были вооружены тем, что оказалось под рукой, причем некоторые также использовали ивовые щиты, полученные с пиратского мессенского корабля. Впрочем, в качестве защиты в основном применяли плащи или шкуры. Мессенских пиратов там было более 100 человек, но в их числе оказались очень ценные 40 гоплитов, часть которых, вероятно, являлась также и гребцами.

У Демосфена теперь было примерно 700-800 человек, втом числе по крайней мере 100 гоплитов. С этими силами ему предстояло дать отпор гораздо более многочисленной спартанской армии, насчитывавшей, вероятно, несколько тысяч гоплитов и легковооруженных воинов. Три триремы Демосфена и два корабля меньшего размера не могли не только противостоять насчитывавшему 60 кораблей спартанскому флоту, но даже выйти в море. На каждой спартанской триреме находилось по меньшей мере 10 гоплитов и четыре лучника, что являлось дополнением к сухопутной армии. Однако, поскольку большая часть периметра была хорошо защищена утесами и скалами, Демосфен мог сосредоточить своих воинов на участке в 100-150 метров, защищенных стеной, тянувшейся вдоль юго-западной береговой линии. Это был единственный участок, который можно было атаковать с моря. Ожидая, что спартанцы высадятся именно там, он разместил
здесь 60 гоплитов и несколько лучников. Несмотря на численное превосходство спартанцев, Демосфен знал, что на скалистом берегу было лишь несколько мест, где трирема могла подойти достаточно близко, чтобы начать высадку, а также что воинам придется спускаться с борта по одному.Спартанцы были уверены, что возьмут афинский форт без особых трудностей. Их армия значительно превосходила гарнизон по численности, а поскольку афинский флот отсутствовал, то они, кроме того, имели полный контроль над морем. Спартанцы планировали провести массированную атаку форта с восточной стороны - как и предполагал Демосфен - и одновременно насести удар с моря с запада. Также они были готовы не пропустить афинский флот в залив, если он вдруг появится. Однако ширина южного входа в залив узкого Сикийского канала составляла 1250 метров, и, чтобы эффективно закрыть его, требовалось вдвое больше кораблей, чем было в распоряжении спартанцев.

Самонадеянность спартанских военачальников привела к тому, что они решили не ждать, когда будет доставлено тяжелое осадное оборудование. Оказалось, что заключительная часть их плана и являлась их самой большой ошибкой. Чтобы окончательно блокировать гарнизон Пилоса, они сочли необходимым обеспечить безопасность Сфактерии и не дать афинянам возможности использовать остров в качестве базы на случай, если им придется действовать вне гавани. Фактически, на западном и восточном берегах острова было ненамного больше мест, где можно было вытащить триремы на берег, чем было у афинян в Пилосе. Если бы спартанский флот потерял контроль над заливом, Сфактерия оказалась без поддержки. Спартанцев подвела уверенность в том, что они смогут удерживать эти позиции, обладая превосходством в кораблях и боеспособности.