Столкновение культур




Завоевание мусульманами земель, которые в настоящее время входят в состав Испании и Португалии, стало одним из наиболее драматических событий в истории средневековой Европы. Всего за немногим более чем десять лет небольшая мусульманская армия сумела свергнуть могущественное Вестготское королевство и основать на его землях новое мусульманское государство.

Этот конфликт начался со стремительной экспансии мусульманских армий из Северной Африки во второй половине VII века. Объединенные под знаменами Омейядского халифата язычники, иудеи и принявшие ислам берберские племена во главе с малочисленной арабской элитой захватили контроль над важнейшими территориями североафриканского побережья. Приблизительно в 700 году их армия достигла Гибралтарского пролива. Здесь они столкнулись с войсками, выступившими из вестготского портового города Сеуты, который был (и остается сегодня) небольшим испанским анклавом на побережье Северной Африки. Через несколько лет Сеута перешла в руки мусульман, после чего берберскиеотряды совершили ряд набегов, на земли вестготов, в настоящее время входящие в состав Южной Испании.Пока лидеры христианского мира враждовали между собой, мусульманским войскам во Франции постоянно сопутствовал успех. В 720 году мусульманские отряды предприняли ряд набегов на долину Роны, в ходе которых захватили богатую добычу. Однако этим успешным вторжениям вскоре был положен конец, после того как войска Эда Великого, принцепса Аквитании, в 721 году нанесли сокрушительное поражение мусульманской армии близ Тулузы.

Карл Мартелл

В то время как мусульманские войска укрепляли свои позиции в аль-Андалусе, на разрозненных землях постримской Европы, занятых варварскими племенами, начался процесс объединения, и стали формироваться сильные государства. Самой значимой фигурой этого периода был франкский военачальник Карл Мартелл. Захватив власть в ходе кровопролитной гражданской войны, Мартелл стал правителем франкского королевства Меровингов-наиболее могущественного христианского государства Западной Европы. Основными областями державы франков являлись Нейстрия и Австразия, границы которых не были точно определены. Им подчинялись другие страны, такие как Тюрингия, Алемания, Бургундия и Прованс.


Аквитания

Область, находившуюся между франками и мусульманской провинциейаль-Андалус, занимал Аквитанский принципат. Население этого региона, происходившее из Римской империи, было христианским и цивилизованным (эти особенности были по большей части утеряны в других областях Европы). В этих землях имелись крупные месторождения драгоценных металлов и других полезных ископаемых. Для жителей Аквитании франки были «варварами». Чтобы отстоять свою независимость от Карла Мартелла, аквитанцы заключили союз с пиренейскими племенами басков.События, приведшие к битве при Пуатье, начались в 729 году, когда Эд, принцепс Аквитании, в очередной раз искавший союзников для борьбы с франками, заключил соглашение с Муну-зой, мятежным берберским военачальником, управлявшим большой областью на северо-восточных границах аль-Андалуса. Мунуза, недовольный, как считалось, тем положением, которое берберы занимали в аль-Андалусе, воспользовался возможностью, чтобы объявить независимость своих владений. Ответная реакция нового вали аль-Андалуса-Абд ар-Рахмана аль-Гафики-не заставила себя ждать. В обстановке непрекращающейся борьбы и интриг Абд ар-Рахман аль-Гафики начал широкомасштабный набег на Аквитанию. Абд ар-Рахман аль-Гафики начал подготовку к походу, названному Пуатевинской кампанией, почти сразу после того, как в 730 году занял пост вали аль-Андалуса. Он понимал, что необходимо разрушить союз, заключенный Мунузой и Эдом прежде, чем им удастся дестабилизировать отношения между арабами и берберами в аль-Андалусе и создать угрозу целостности Септимании.В течение двух лет он постоянно объезжал земли аль-Андалуса, проверяя готовность войск к началу похода, а также извещая отряды добровольцев, что сбор состоится в районе Памплоны. В 731 году множество волонтеров прибыло из Северной Африки. Вероятно, это были рассчитывающие поживиться добычей берберы. К ним присоединились добровольцы из Сирии и Аравии, а также мосарабы, андалусские христиане, евреи и наемники.

Историки оценивают численность собранной армии от 15 ООО до 20 ООО воинов. Возможно, эти значения преувеличены, потому что, скорее всего, войско сопровождали семьи участников похода, предполагавшие обосноваться на завоеванных землях. Достоверно известно только то, что под началом аль-Гафики находилась мощная, хорошо организованная, обладавшая высоким боевым духом и уверенная в своих силах армия.

Приготовления Мартелла

Дипломатические маневры Эда Великого насторожили не только аль-Гафики. Считается, что Карл Мартелл узнал о союзе Эда и Мунузы от купцов, церковников и паломников, возвращающихся из поездки в аль-Андалус. В то время, однако, Мартелла больше беспокоил другой союз Эда-с одним из его собственных конкурентов, франкскимграфом Ренфруа. В ответ Мартелл предпринял несколько походов на потенциальных сторонников Ренфруа на востоке Франкского королевства, захватив земли, на которых в настоящее время находятся Бельгия и Нидерланды.Только летом 731 года Карл Мартелл решил сосредоточиться непосредственно на Эде Великом. Его войска дважды нападали на северо-восточные районы Аквитании. Франки пересекли Луару близ Орлеана и разграбили Бурж-столицу Северной Аквитании. Карл, вероятно, использовал союз Эда с Мунузой как предлог для начала войны, утверждая, что он подрывает целостность христианской Европы. Эти заявления сильно подорвали репутацию, которую Эд заработал с таким трудом, остановив в 721 году в сражении под Тулузой крупномасштабное мусульманское вторжение.

Разгром Мунузы

Тем временем на юге Абд ар-Рахман аль-Гафики завершал свои приготовления к походу, несмотря на напряженныеотношения, которые установились у него с номинальным правителем, Убай-дой ибн Абд ар-Рахманом аль-Сулами, вали Северной Африки. Разногласия, скорее всего, возникли по вопросу раздела специального налога-gazu, введенного для оплаты походов. Как только аль-Гафики почувствовал себя достаточно сильным, чтобы сокрушить Муну-зу, он нанес внезапный удар. Эта важная кампания, о которой, к сожалению, практически не сохранилось сведений, скорее всего, проходила летом или в начале осени 731 года, хотя некоторые источники утверждают, что Муну-за был разгромлен прежде, чем Абд ар-Рахман аль-Гафики стал вали аль-Андалуса. Абсолютно точно только то, что аль-Гафики вторгся в подконтрольные Мунузе земли, разгромил его войска и загнал вождя мятежников в горы, где тот покончил с собой, бросившись с утеса. Поражение Мунузы позволило аль-Гафики завладеть несколькими горными перевалами в Аквитании, которые ранее бьии для него недоступны.В некоторых более поздних источниках содержатся предположения, что, в то время как аль-Гафики проводил свою кампанию против Мунузы, мусульманские гарнизоны Септимании рискнули провести ряд набегов на лежащие на север от них земли. Существуют свидетельства того, что они дошли до Арля, где нанесли поражение собранной под его стенами армии, однако затем оказались не в состоянии взять сам укрепленный город. Можно с большой долей вероятности предположить, что этот набег являлся спланированной операцией, целью которой бьио отвлечь внимание от главного направления вторжения через Пиренеи.

Начало вторжения

В мае или в начале июня 732 года Абд ар-Рахман аль-Гафики начал свой главный поход против Аквитании. На этот раз армия собралась между верховьями реки Эбро и Памплоной. Она прошла через этот город, а затем преодолела горы через перевалы, освобожденные незадолго до начала новой кампании. Аль-Гафики с главной армией двигался через перевал Ронсесвальес и вышел в долину Бидузы на земли, которые в настоящее время входят в состав провинции Бигорра и Коменж. Выполняя этот маневр, он стремился не оказаться у Тулузе, где один из его предшественников угодил в ловушку. Неизвестно, собирался ли аль-Гафики проходить через земли басков. Для этого ему либо пришлось вести длительные дипломатические переговоры, либо надеяться, что баски окажутся напуганы разгромом Мунузы. Другие отряды, вероятно, воспользовались соседними перевалами, через которые они вторглись в Гасконь в Юго-Западной Аквитании. К северу от Пиренеев многие населенные пункты были разорены мусульманами, двигавшимися сразу по нескольким маршрутам. Это свидетельствует о том, что они располагали осаднымисредствами, которые, вероятно, транспортировались морским путем.


Преодолев горы, части войск аль-Гафики начали движение в противоположных направлениях. Мусульманские отряды опустошили Олорон, Лескар и Байонну.Отовсюду приходили известия о сожженных аббатствах, в том числе и тех, что располагались в низинах севернее. Эти набеги нигде не встретили серьезного сопротивления на обширной территории между Пиренеями и рекой Гаронной. Некоторые отряды вторглись на северные земли и разграбили все, что попалось им на пути, а Абд ар-Рахман аль-Гафики с главной армией двинулся к Бордо. Считается, что у принцепса Эда бьии в горах союзники-берберы, но и они, и его собственные гарнизоны бежали к Гаронне. Отступавшие аквитанцы оставили города Ош, Дакс, Эр-сюр-л’Адур и Базас, которые бьии сожжены войсками аль-Гафики.
Конфликт с Эдом Великим

О действиях принцепса Эда в этот период сведений сохранилось очень мало. Скорее всего, он был предупрежден о мусульманском походе на север и имел достаточно времени, чтобы собрать армию и встретить противника, однако о том, что происходилов действительности, ничего неизвестно. Главная задача Эда состояла в том, чтобы защитить свою столицу Бордо, но он тоже, вероятно, боялся оказаться в ловушке на полуострове Медок-полоске земли, тянувшейся на север между устьем Жиронды и морем.Одним из немногих источников, описывающих события того времени, является Мозарабикская хроника (754), в которой кратко упоминается сражение при Бордо и сообщается об огромных потерях аквитанцев-настолько больших, что «только Богу известно, сколько народу погибло или спасалось бегством».

Принцепсу Эду пришлось выбрать между обороной Бордо (и возможностью с большой долей вероятности оказаться там в ловушке) и сражением на открытой местности около города. Очевидно, вспомнив о своей победепод стенами Тулузы 11 годами ранее, Эд выбрал последнее и развернул свои войска неподалеку от Бордо. Вероятно, ему и значительной части его армии удалось спастись, потому что позднее они приняли участие в других сражениях. Также можно сделать вывод о том, что первая серьезная битва кампании произошла там, где Гаронна была достаточно узкой, чтобы ее можно было без особых затруднений пересечь.

После того, как Эд отступил, мусульманская армия захватила Бордо. Мусульмане сожгли храмы и, вероятно, большую часть старого римского города, перебили множество местных жителей и разграбили их имущество. Наместник города, которого мусульмане приняли за принцепса Эда, был по сообщениям очевидцев казнен.В такой же последовательности события происходили через несколько дней в городе Ажене, находившемся примерно в 100 километрах к юго-востоку от Бордо. Хотя разорение города мусульманами и отмечено в нескольких местных хрониках, обстоятельства этого остаются невыясненными. Не установлено, было ли это совершено главной армией аль-Гафики, и какие аквитанские войска противостояли там мусульманам. В некоторых хрониках утверждается, что город защищали войска, возглавляемые принцепсом Эдом, что кажется маловероятным. Скорее всего, после сражения под Бордо принцепс Эд собрал новую армию и отступил к реке Дордонь, протекавшей в нескольких километрах к северу от Бордо. В то же время армия аль-Гафики двинулась вдоль южного берега Гаронны, взяла Ажен и форсировала реку. Затем она прошла назад до места слияния Гаронны и Дордони, где ее и ожидал принцепс Эд.

Именно там Эд Великий потерпел сокрушительное поражение. Аквитанцы, как полагают летописцы, развернулись на северном берегу Дордони, вероятно, прикрывая римский мост или брод на главном направлении на Сент. Однако даже широкая река не остановила противника, и армия принцепса бежала. С правителем Аквитании осталась лишь небольшая группа воинов. Мусульмане, видимо, пересекли Дордонь в нескольких километрах выше по течению и таким образом совершили охват войск принцепса Эда с фланга.

Прибытие Карла Мартелла

Принцепс Эд, потерявший последнюю надежду уберечь свои владения от дальнейшего разорения, направился с соратниками на север к принадлежавшему Меровингам франкскому городу Реймсу, где он собирался просить о помощи своего старого врага, но в то же время и брата-христианина, Карла Мартелла. В некоторых источниках содержится предположение, что они встретились в Париже или вблизи этого города, если Мартелл выступил в путь, чтобы встретить Эда. Об их переговорах неизвестно ничего, но Карл Мартелл немедленно объявил арьербан-призыв вассалов на службу-и начал собирать все силы, на какие он только мог рассчитывать. Таким образом, в состав армии вошло много австразий-цев и бургундов, а также нейстрийцев, землям которых мусульмане угрожали в первую очередь.Собрав армию, Карл Мартелл повел ее в Орлеан. В этом районе он пересек Луару, а затем двинулся через Амбу-аз к хорошо укрепленному пограничному городу Туру близ Пуатье. Хотя это точно и неизвестно, но Мартелл, учитывая скорость движения мусульманской армии на предыдущем этапе кампании, мог опасаться, что она уже находится на подходе.

До сих пор между историками идет спор о том, где точно произошло генеральное сражение между Карлом Мартеллом и Абд ар-Рахманом аль-Гафики. Вполне вероятно, что армия Карла Мартелла разбила лагерь в нескольких километрах от Тура на месте, которое в настоящее время носит название Баллан-Мире и находится в области, известной как Земли Карла Великого. Такое расположение позволяло одновременно прикрывать базилику Сен-Мартен, находившуюся вне укрепленных стен Тура, и контролировать южную дорогу, по которой должны были двигаться мусульмане. Возможно, между передовыми отрядами произошли перестрелки, но, судя по всему, Карл Мартелл не уходил на юг до тех пор, пока авангард аль-Гафики не вступил на земли Меровингов.

Поход мусульман на север

К счастью для Карла Мартелла наступление мусульман замедлилось. Пока Эд и Мартелл обсуждали условия союза,мусульманские отряды увлеклись грабежом. Сент, Перигё и Ангулем были полностью разорены, после чего аль-Гафики вновь сконцентрировал свои войска и продолжил марш на север. Он двигался вдоль старой римской дороги I к богатому аббатству Сен-Илер, находившемуся рядом с Пуатье (расположение крупных церквей вне городских стен было характерно для этого периода истории).

Город Пуатье сильно вырос с момента возведения старой римской городской стены и теперь занимал намного больше места, а его территория была окружена стеной, выстроенной вестготами. Однако город не доходил до глубокого ущелья, по которому текла река Буавр, на западе и был намного меньше более позднего средневекового города. Тем не менее при Меровингах было возведено много сооружений, в том числе и баптистерий Сен-Жан. Вне городских стен находилось также довольно большое предместье, а укрепления к тому времени защищали площадь от 40 до 42 гектаров, что делало Пуатье вторым по величине городом в принципате Аквитания после Тулузы, большим чем столица Бордо. Значение Пуатье определялось расположением на пересечении важных дорог и вблизи судоходной реки. Город был также крупным религиозным и экономическим центром, известным благодаря большому храму Сент-Илеру, возведенному еще в позднеримский период. Восстановленный в начале VI века, при франкском короле Хлод-виге он был украшен богатой золотой мозаикой. Также в нем находилось несколько важных захоронений. Лишенный укреплений пригород, выросший вокруг города, начиная с VI века был известен как Викус. У западной стены главной части Пуатье находилось большое кладбище Меровингов с еще одним крупным храмом. Погребальная базилика Св. Раде-гонды была возведена между восточной городской стеной и рекой Клён. Новые городские территории Пуатье преимущественно располагались на восточной стороне между самим городом и рекой Клён.

Разорив и разграбив аббатство Сент-Илер, мусульманские войска не стали предпринимать попытки взять хорошо укрепленный Пуатье. Несмотря на то, что армия в определенной степени подвергалась опасности, проходя вблизи от мощных стен и башен, а также оставляя у себя в тылу мощный город с сильным гарнизоном, Абд ар-Рахман аль-Гафики решил продолжить движение на север к еще более богатому аббатству Сен-Мартен близ Тура. Однако Тур находился на землях Меровингов, а не в Аквитании, и теперь Абд ар-Рахман аль-Гафики нападал на еще одно, очень сильное королевство.

Наступление мусульман замедляется

Детали того, чем закончился мусульманский поход на север, неизвестны, однако маловероятно, чтобы основная часть армии к этому времени достигла Тура, хотя разведчики, а возможно, и авангард там появились.Скорее всего, мусульмане прошли рядом с Пуатье по главной Римской дороге, огибая лес Мульер и долину реки Клён слева, а затем пересекли Вьенну, после чего река осталась справа от них. Единственным искусственным препятствием были римские усадьбы (mansio) в Старом Пуатье и большой деревне Сенон, возле которых мусульманская армия предполагала пересечь реку Вьенну.Исторические источники содержат отрывочные и зачастую противоречивые сведения о действиях исламских войск, но, скорее всего, главная армия аль-Гафики пересекла Вьенну, не встретив серьезного сопротивления, и затем достигла реки Крёз в месте, которое в настоящее время называется Пор-де-Пиль (хотя точно неизвестно, когда она до него добралась). Оттуда старая дорога шла через плато Сен-Мор-де-Турень к Туру.