Сражение при Филиппах

В ходе первого дня боев легионы Антония обошли с фланга войска Кассия и нанесли им поражение, в то время как на севере Брут разгромил армию Октавиана.Город Филиппы был идеальным местом для Брута и Кассия, чтобы подстеречь армию Триумвирата. Этот населенный пункт являлся важнейшей стратегической укрепленной позицией на пути, соединявшем восточные и западные провинции Римской империи. Он позволял контролировать узкий проход, ограниченный холмом Диониса на севере и обширными болотами на юге. Город находился на равнине, снижавшейся к западу, что облегчало движение войскам, выступавшим от Филипп, и затрудняло маневр тем, кто шел в гору от Амфиполиса.


В отличие от находившихся восточнее проходов, в которых пытались закрепиться Сакса и Норбан, области вокруг Филипп могли поддерживать существование армии в течение некоторого периода времени. Крайне важным для Брута и Кассия была близость города к порту Неаполис, что позволяло республиканскому флоту доставлятьармии все необходимое из восточных провинций.Кассий возвел свой лагерь вокруг Маджяр-тепе - плоского, круглого холма, находившегося примерно в 2,5 км к западу от Филипп, - и разместил еще один свой отряд в 200 метрах южнее на менее высоком холме Кучук-тепе. Палисад соединял лагерь Кассия со стоянкой Брута на севере у подножья горы.

В военном отношении положение Брута на нескольких широких террасах давало ему определенные преимущества. Отсюда открывался панорамный вид на равнину, можно было контролировать дорогу, ведущую к горам, а так же, как и на позициях Кассия, имелась естественная преграда - река Гангит. Но два республиканских лагеря находились в 2,7 км друг от друга и не могли в случае необходимости быстро оказать взаимную поддержку. Такой опытный военачальник как Антоний должен был сразу же определить, что лагерь Кассияявляется ключом ко всей позиции противника. Его изолированное расположение укрепило Антония в убеждении, что он должен быть захвачен прежде, чем Брут успеет вмешаться в ход боя.Сразу после высадки в Македонии, Антоний оставил Октавиана (который вновь тяжело заболел) в Диррахии и двинулся вперед, чтобы овладеть Амфи-полисом. Оставив там свой обоз, Антоний выдвинул войска к Филиппам и разбил лагерь всего в 1,5 км от позиций республиканцев. Смелый маневр Антония, хотя он и поступил так вынуждено, напугал противника. Он возвел множество башен и укрепил лагерь со всех сторон рвами, стенами и палисадами. Республиканцы также проводили работы по укреплению обороны. Кассий приказал значительно расширить укрепленную линию, чтобы закрыть промежуток между лагерем и болотом.


По мере того как день неизбежного сражения приближался, обе стороны начали готовить к нему свои войска. Противостоящие армии были одними из самых крупных, когда-либо собиравшихся в Римском мире, причем у обеих сторон были серьезные причины сомневаться в лояльности некоторых своих частей. Казалось, что республиканская армия находится в невыгодном положении, поскольку она была меньше армии Триумвирата по численности и менее однородной. Кроме того, лояльность ветеранов, составлявших основу войск Брута и Кассия, сражавшихся, фактически, против наследника Цезаря и его ближайшего соратника, была особенно сомнительной. Республиканцы много сделали для того, чтобы добиться преданности легионов, широко используя и денежные выплаты, и страстные речи.

Хотя Триумвират обладал преимуществом на тактическом уровне, стратегическое превосходство положения республиканских войск было совершенно очевидным. Они находились на возвышенности, войска Триумвирата - на равнине; республиканцы располагали гораздо лучшими источниками топлива и воды. Обладая преимуществом на море и крупными финансовыми средствами, республиканцы могли обеспечить поставки зерна и фуража практически из любой точки Средиземноморья.
Какое-то время благодаря высокому авторитету Антония в его легионах удавалось поддерживать высокий боевой дух, но после неудачи организованной им засады даже сам военачальникпребывал не в лучшем настроении. Еще не до конца выздоровевший Октавиан спешил соединиться со своим партнером, прибыв в Филиппы через 10 дней после Антония.Каждый день триумвиры собирали свои войска, провоцируя противника на сражение. Брут и Кассий также выстраивали свою армию, однако так и не вывели ее на равнину. Они были готовы ждать, пока не наступит зима, и войскам Триумвирата не придется отступить под угрозой начала голода. Тогда они могли бы беспокоить противника, уничтожая высылаемые им в поисках продовольствия отряды и лишив снабжения его войска в Амфиполисе.

Поняв, что занимающий столь удобные позиции противник никогда по своей воле не начнет сражение, Антоний в конце сентября решил форсировать события. Его план состоял в том, чтобы проложить дорогу через болото, причем постараться сделать это втайне, чтобы войти в тыл противнику и перерезать пути его снабжения. Продолжая выстраивать каждое утро свою армию, он начал сооружать через болото узкую дорогу, забивая сваи и укладывая сверху тростник. После 10 дней упорных работ, оннаправил колонну войск занять все укрепленные позиции, находившиеся в пределах досягаемости.

Обнаруживший наконец угрозу Кассий попытался отрезать передовые рабочие отряды Антония, построив еще одну стену поперек болота. Изолированный укрепленный пункт можно было теперь очистить.Около полудня 3 октября Антоний определил намерения Кассия и повелправое крыло своей армии на стену, оказавшуюся между его лагерем и болотом, рассчитывая пробиться в лагерь неприятеля.Двигаясь вверх по склону под фадом камней, Антоний атаковал левый фланг Кассия. Его легионеры бросились к стене, уничтожили палисад и заполнили рвы. Многие легионеры Кассия, работавшие на болоте, бросились в бой, чтобы помочь своим товарищам. Легионеры Антония отбросили их обратно в болото, а сами начали заходить флангом на лагерь Кассия. Тем временем большая часть армии Антония вступила в контакт с оставшимися легионами Кассия на противоположной оконечности стены. Когда находившиеся на равнине легионеры Кассия увидели, что их лагерь взят, они рассеялись и обратились в беспорядочное бегство.Но триумф Антония был компенсирован неудачей, постигшей его коллегу по Триумвирату. Октавиан повел свою армию, чтобы поддержать Антония, но все еще чувствовал себя слишком плохо, чтобы лично возглавить свои легионы. Его солдаты оказались захвачены врасплох, когда услышали звуки сражения на юге. Тогда часть легионов Брута атаковала их, отвлекая на себя внимание. Два легиона обошли левый фланг Октавиана и ворвались в его лагерь, убивая всех подряд.

Большая часть войск Брута тем временем атаковала армию Октавиана, легко разгромив ее и истребив три легиона. По войскам распространился слух, что Октавиан убит, но на самом деле он успел укрыться в болоте, куда был вовремя увезен своим врачом.Сражение закончилось - в рядах бросившихся в бегство войск Триумвирата царил хаос, а победители грабили захваченный лагерь. Из-за огромных облаков поднятой пыли никто не мог теперь видеть, что делает противник. Победившие легионеры обеих армий потянулись назад к своим лагерям, сгибаясь под тяжестью добычиПервые подозрения, что в лагере его партнера что-то не так, появились у Брута, когда он понял, что не может разглядеть палатку Кассия - ее обрушил противник. Будучи теперь готовым к тому, что левый фланг республиканской армии потерпел поражение, Брут разместил охрану в лагере Триумвирата, отозвал назад войска, преследовавшие разбитые легионы Октавиана, перестроил свои силы и двинулся на помощь Кассию, выслав вперед отряд конницы.

Когда Кассий увидел, что его войска дрогнули, он поднял штандарт, пытаясь собрать вокруг него свои легионы. Этот маневр, однако, потерпел неудачу, и он с некоторой задержкой был вынужден отступить к выходившему на равнину акрополю Филипп. С этих высот он видел большую группу конницы, направленную к нему Брутом. Кассий принял ее за кавалерию противника, собиравшуюся преследовать его войска. Он отправил гонца, чтобы выяснить принадлежность этой группы, а когда тот не возвратился, Кассий ошибочно предположил, что посланник захвачен в плен. Убежденный, что все потеряно, Кассий приказал своему доверенному слуге Пиндару убить его.Античные источники указывают, что Кассий потерял около 9000 человек, включая рабов и тех, кто оказался в ловушке в его лагере, когда туда ворвались легионеры Антония. Считается, что Октавиан потерял в два раза больше. Несмотря на столь серьезные результаты первого сражения, стратегическая ситуация в целом не изменилась, поскольку обе стороны оставили захваченные ими лагеря и вернулись на свои исходные позиции. Фактически же, с учетом смерти Кассия, баланс сил резко изменился в пользу Триумвирата.