Спартанская оккупация в Фивах

Кроме того, что Фивы теперь были изолированы от Беотийской лиги, власть этого союза еще больше ограничивалась размещением в самом полисе спартанского гарнизона. В течение трех лет Фивами правила поддерживаемая спартанцами олигархия. Однако в 379 году до н.э. вспыхнуло восстание, в результате которого спартанцы были изгнаны, а всплеск патриотических настроений способствовал укреплению веры в идеалы демократии в противовес системе управления, насаждаемой Спартой. После того как восстание закончилось, спартанцы во главе со своим молодым царем Клеомбротом I двинулись на Фивы. Царь Агесилай II был серьезно болен и поэтому не смог возглавить вторжение, а Клеомброт не был в такой же степени одержим ненавистью к фиванцам, как его соправитель. Поэтому ни это, ни последующие вторжения 378-375 годов до н.э. не были особенно успешными. Их главным результатом стала укрепившаяся в Фивах уверенность, что необходимо лишить спартанцев власти.

 


Фивам удалось вновь восстановить Беотийскую лигу, действовавшую теперь на более демократических принципах. Каждый из вошедших в нее полисов выставил в состав объединенных вооруженных сил примерно по 1000 пехотинцев и 100 всадников. Затем войска Беотийской лиги изгнали спартанцев из Беотии и Аттики.Ядро армии составляла группа опытных воинов - ветеранов Коринфской войны. Во главе их стояли талантливые военачальники, которые по уровню подготовки и дарованиям во многом превосходили спартанцев. Так, во время сражения при Териге в 375 году до н.э. фиванский военачальник Пелопид во главе фиванского Священного отряда (примерно 300 человек) и небольшого отряда конницы выступил против гораздо более многочисленной спартанской армии, насчитывавшей, возможно, 1500 человек, и нанес ей поражение. Пелопид использовал фактор неожиданности, чтобы прорвать позиции спартанцев, которые не успели выстроиться в защитное построение в сомкнутом строю. Спартанцы допустили классическую ошибку: на протяжении многих лет сражаясь с фиванцами, дали им возможность досконально изучить свою тактику и выработать контрмеры. Это был первый, но не последний раз, когда Фивы нанесли поражение Спарте в крупном генеральном сражении на суше. По мере того, как военное мастерство и уверенность фиванцев в своих силах росли, многие города Беотии подпадали в зависимость от Фив, которые они рассматривали как защитника от тирании Спарты.

В 375 году до н.э. с инициативой о начале мирных переговоров вновь выступил царь Персии, который крайне нуждался в греческих наемниках для проведения кампании в Египте, а также был обеспокоен растущим влиянием Фив. Эта попытка провалилась, когда фиванцы, во главе которых стояли беотарх (высшее должностное лицо в исполнительной и военной власти Беотийской лиги) и военачальник Эпаминонд, настояли на том, чтобы они подписали мир от имени Беотийской лиги, а спартанцы - от имени Пелопоннесского союза. Спартанский царь Агесилай II отказался признать де-юре существование Беотийской лиги, и в гневе демонстративно вычеркнул Фивы из списка участников мирных переговоров. Борьба продолжалась еще четыре года.