Римские гладиаторы



Тяготы жизни раба гарантировали, что армия Спартака, не имевшая такой же высокой дисциплины, какой обладали римские легионы, не испытывала недостатка в боевом духе. Примерно за два года военных действий армия рабов выиграла не менее девяти серьезных сражений и взяла по меньшей мере четыре крупных города. Ключевым фактором в этой не имевшей аналогов череде успехов было то обстоятельство, что многие рабы в первом поколении, такие как, например, Спартак, скорее всего, имели определенный опыт службы в войсках Рима, эллинистических царств или местных племенных вождей. Хотя Спартак и пытался приручать диких лошадей, чтобы сформировать отряды конницы, основу его армии составляла пехота, которая исповедовала древние ценности - решительность, стойкость, мастерство, смелость и отвагу. Общение между рабами разных национальностей, возможно, и было затруднено, но они, скорее всего, использовали ту же лингву франка (язык межнационального общения), что и их хозяева-римляне для общения с ними.На стороне Спартака сражались, главным образом, галлы, германцы и фракийцы. Вполне возможно, что все они бьии родом с Балкан, и их привезли в Италию в качестве военных трофеев, однако следует учесть, что существовала также разветвленная сеть работорговли, через которую невольники завозились в Италию из Галлии, Северной Европы, с Рейна и Верхнего Дуная. Другой маршрут проходил через Фракию с Нижнего Дуная и Черного моря.

К восстанию присоединились в основном рабы, занятые в сельском хозяйстве - трудившиеся на земле или пасшие стада. Они работали в течение всего дня, а на ночь их заковывали в кандалы и запирали в загонах как животных. На засушливых открытых пространствах Южной Италии и Сицилии рабовладельцы развивали особое направление сельского хозяйства, сочетавшее культивирование хлебных злаков с выпасом многочисленных стад рогатого скота и овец. На попечении рабов-пастухов находились стада, проводившие лето в горах, а зиму на равнинах. Этим рабам предоставлялась относительная свобода, потому что им приходилось следовать за стадами, а также их вооружали, чтобы они могли защищать скот от хищников. Некоторые землевладельцы-римляне поощрили своих рабов-пастухов заниматься разбоем, чтобы те приносили им добычу, захваченную в незащищенных деревнях и фермах. Несмотря на многочисленные жалобы, римские наместники из-за давления влиятельных землевладельцев не торопились инициировать принятие соответствующих законов и мер против подобных разбоев.

Такие пастухи обладали преимуществами перед другими рабами: они пользовались свободой передвижения и имели опыт обращения с оружием. Большинство из них были молодыми и физически сильными людьми. Они привыкли к определенной независимости, а также знали, что надо полагаться исключительно на собственные силы. Элитой рабов являлись управляющие, стоявшие выше других невольников на иерархической лестнице. Так как они уже имели опыт административной работы и руководства другими людьми на пашне и пастбищах, эти навыки пригодились им, когда они возглавили подразделения армии Спартака.Однако ядро восставших, стоявших у самых истоков мятежа, составляли не сельскохозяйственные рабочие, а гладиаторы. Они являлись профессиональными бойцами, отчаянными и жестокими, обученными убивать и, в конечном счете, быть готовыми встретить свою смерть в бою. Именно с их помощью Спартаку удалось превратить разношерстное сборище разбойников в эффективную военную силу.

Трофейным и самодельным оружием была обеспечена лишь часть солдат армии Спартака. Остальные были
вынуждены довольствоваться палками, колами и дубинками - импровизированным оружием, которое можно было использовать и для защиты, и для нанесения ударов. Рабы плели щиты из виноградной лозы и обтягивали их шкурами. Пастухи были вооружены лучше -они располагали охотничьими копьями, пастушьими посохами и пращами. У многих из них были свои злые сторожевые псы. Этим «бешеным» было нечего терять, при том, что война могла дать все, что они пожелают. По мере того как рабы наносили римским войскам одно поражение за другим, у них постепенно становилось все больше хорошего трофейного оружия и снаряжения.В этот период Рим доминировал в Средиземноморье во многом благодаря наличию у него постоянной профессиональной армии, созданной в ходе реформ Гая Мария. В107 году до н.э., когда на севере активизировались германские племена, Сенат дал Марию разрешение принимать на службу мужчин, не обладавших собственностью и необходимым уровнем личного дохода, что фактически отменяло существовавший имущественный ценз для военной службы.Главной целью Мария при зачислении в армию бедных граждан было изменение существовавшей практики, когда все вновь сформированные легионы автоматически расходились по домам, как только заканчивались военные действия.

Штандарт не только сплачивал -легионеров, формируя особые традиции и внутреннюю обособленность каждого легиона, но также ознаменовал ликвидацию всех прошлых формирований в составе римской армии. Теперь легионеры, избравшие военную службу в качестве своей карьеры, были тесно связаны со своим легионом, в результате чего эти формирования довольно быстро стали культивировать свои традиции и корпоративный дух. Хотя старая армия, возможно, и была более массовым войском, но в среднем новый легион, состоявший из профессионалов, был лучше обучен и имел более высокую дисциплину, чем его предыдущие варианты - хотя бы просто потому, что был постоянным формированием.
Основу легионов Красса, в конечном счете подавивших восстание Спартака, составляли мужчины скромного достатка - городские пролетарии, их родственники из провинции и сельская беднота. У тех, кто избрал армейскую службу в качестве своей профессии, их собственные взгляды на жизнь теперь были тесно связаны с «честью мундира» их легионов. Многие из них приносили воинскую присягу в надежде на получение при* оставлении службы земельного надела и воз-j можность гра- ] бить захваченные города во время службы. Историки часто обвиняли Мария в том, что он фактически вывел солдат из-под действия законов, что позднее и привело к падению Римской республики, однако на самом деле он поступил практически так же, как и многие его предшественники.

Марий разделил легион на 10 когорт, каждая из которых состояла из трех манипул. Когорта развивалась, чтобы соответствовать меняющейся тактике противников Рима. Сражение при Пидне в 168 году до н.э. ознаменовало превосходство римской манипулы над медлительной македонской фалангой. Но германские и кельтские племена основывали свою тактику на решительной атаке в начале сражения. Они прорывались через стены щитов и врубались в ряды противника. Чтобы противостоять этому агрессивному способу ведения боя, построение римской манипулы в три неподвижные линии не подходило. Эти подразделения были небольшими, а их построения неглубокими, и сильная атака вполне могла сломить их сопротивление. Марий разделил старый тройной боевой порядок на 10 частей по всей длине, где когорта являлась крупной, но все еще управляемой единицей силой в 480 человек. Когда армия развертывалась для сраже-
ния, 10 когорт легиона все еще строились в три традиционные линии: первая линия из четырех когорт, две другие - из трех.

Легионер, как и любой профессиональный пехотинец в мировой истории, был чрезвычайно перегружен. На каждого воина приходилось до 35 кг снаряжения и продовольствия, большую часть которых он нес на плече на Т-образном шесте. Марий увеличил вес поклажи, которая «досталась» каждому легионеру, чтобы существенно сократить размеры обоза армии, который постоянно замедлял ее движение, а также заставлял выделять значительные силы его защиты во время боя.
Мало того, что каждому солдату приходилось нести собственное оружие, продовольственный паек и броню, он также должен был тащить тяжелые шесты и другое оборудование, необходимые для быстрого развертывания укрепленного лагеря. Специфический вид колонн легионеров, обремененных огромным количеством снаряжения, привел к тому, что их стали называть «мулами Мария»,