Разгром Английских рыцарей



В ходе решающей стадии сражения английская конница разбилась о стену шотландских копейщиков. Если места столкновений, происходящих в первый день сражения, еще можно было достоверно определить, то для событий второго дня это стало гораздо проблематичней. За прошедшие столетия местный ландшафт сильно изменился, и утверждать что-либо сегодня уже невозможно. Большинство же историков считает, что сражение произошло на Драй-фельде, где, вероятно, был более густой лес, чем сейчас. Это место представляется наиболее подходящим, что совпадает с описаниями бегства англичан после сражения. Когда первые лучи долгого летнего дня осветили землю (около 03:15), шотландцы в Нью-Парке начали готовиться к сражению. Король Роберт распорядился начать наступление на рассвете, и дисциплинированные отряда копейщиков заняли свои места в поле под знаменами своих командиров. На глазах у противника они опускались на колени, чтобы прочесть «Отче наш...» и вручить свою судьбу в руки Господа. Шотландцы преклонили колена, чтобы вознести молитву, а английский король принял это за просьбу о милости. Впрочем, вскоре его разубедил шотландский рыцарь, сэр Ингрем д’Амфревиль, пояснивший, что это молитва: «Они либо победят, либо все погибнут; ни один не побежит из-за боязни смерти».
 


Честь возглавить атаку была предоставлена «шилтрону» Эдуарда Брюса, находившемуся на правом крыле шотландской армии. Слева и немного позади от него развернулся «шилтрон» короля Роберта. Граф Морей командовал левым крылом шотландцев. Шотландская армия представляла собой огромную монолитную массу воинов, двигающихся вперед. Король Эдуард II, наблюдавший за этими действиями, так и не смог распознать намерения шотландцев. Амфревиль и несколько
других старших рыцарей, включая графа Глостера, советовали отложить атаку на следующий день, чтобы дать отдохнуть армии после долгого марша на север и составить представление о боевых качествах шотландских войск. Но когда Глостер предложил это, молодые рыцари назвали его поступок трусостью. Король не послушал графа, обвинив его в предательстве.

Более разумным было то, что Эдуард также отклонил и предложение Амфре-виля, предлагавшего предпринять ложное отступление, абсолютно невозможное в данных условиях местности и при подобной структуре армии. Инициатива перешла к шотландцам: у англичан не оставалось иного выбора, кроме как реагировать на действия противника. Они закрепились на более выгодных позициях на высотах между Пелстримберном и лесом Балкидерок, оставив позади себя размокшую пойму. Стало очевидным крайне рискованное положение, из которого нельзя было выбраться без ожесточенного боя. Как передавал очевидец, сражение начали английские лучники, занявшие позиции перед основной линией своих войск; они вступили в перестрелку с шотландскими коллегами, которые вскоре отошли. Эта перестрелка не оказала никакого влияния на наступление шотландских копейщиков.

Поскольку шотландская пехота продолжала приближаться к еще не развернувшейся английской армии, Dio-стер спешно собрал конницу авангарда и повел ее в атаку на «шилтрон» Эдуарда Брюса. Отважный граф несся впереди своих рыцарей и первым врезался в ощетинившиеся копьями ряды шотландцев. Его лошадь погибла мгновенно, а затем был убит и сам граф. Как говорили, перед боем он облачался слишком поспешно и забыл надеть сюрко со своим гербом, из-за этого шотландцы не распознали в нем вельможу, за которого можно было бы получить богатый выкуп... Атака Глостера была обречена изначально, английский авангард смешался в кровавом беспорядке, столкнувшись с непреодолимым частоколом копий.

Два других «шилтрона» шотландцев, двигавшихся левее Эдуарда Брюса, почти одновременно вступили в бой с английскими войсками, которые, судя по сообщениям хронистов, представляли собой беспорядочную толпу вооруженных мужчин. Можно предположить, что английская пехота подошла к месту развертывания, но не смогла выйти на позиции из-за ограниченного пространства между лесистой местностью, покрывающей высокий берег Пелстримберна, и лесом Балки-дерок. Английские пехотинцы устремились вперед, вслед за конницей, и еще больше увеличили беспорядок. Судя по всему, из-за этого большая часть английской пехоты вообще не приняла участия в бою. Хотя, с другой стороны, вполне возможно, что пехота осталась к югу от Бэннокберна и ничего не ведала о драме, разворачивающейся за пределами видимости. Тем временем довольно крупному отряду английских лучников удалось занять позицию на фланге рукопашной схватки. Они осыпали противника дождем стрел, угрожая переломить ход сражения в пользу англичан. Роберт Брюс знал, наверное, даже лучше, чем сами англичане, какую опасность могут представлять длинные луки, и приказал атаковать их маршалу - сэру Роберту Киту, конница которого находилась в резерве. Атака шотландской конницы была успешной: лучники были рассеяны и бросились бежать к стоявшим за ними войскам, вызвав беспорядок и смятение в рядах.

В этот момент исход сражения лежал на чашах весов. Вся шотландская армия теперь ринулась вперед, бой бушевал вдоль всего фронта. Воздух был наполнен звуками боя, ощетинившиеся стальными копьями «шилтроны» продвигались вперед, сминая попадавшиеся им на пути группы всадников и пеших воинов. Англичане оказались заперты на столь небольшом пространстве, что многие не могли даже воспользоваться своим оружием, а упавшие на землю были растоптаны своими же товарищами. Шотландские лучники, ободренные разгромом лучников английских, окатили дождем стрел плотные ряды противника. Англичане начали сдавать, сначала медленно, потом, когда их сопротивление ослабело, ручеек из солдат, пробивающихся назад, превратился в поток, и началось массовое бегство. Громкие победные крики раздались из рядов шотландцев, их «шилтроны» ускорили темп.