Приближение большой османской армии


Приблизилась большая османская армия. Ее вызывающая ужас артиллерия бомбардировала город, но на море Византия была еще в состоянии нанести ответный удар.В марте 1453 года османы стали подвозить свои массивные пушки под стены Константинополя. Для перевозки самого большого из трех гигантских орудий требовалось 60 волов. Артиллерию решили собрать в 8 км от стен. Тогда же, в марте, османский флот прибыл к Константинополю и расположился передовой базой в заливе Двух Колонн на Босфоре севернее Галаты. Теперь византийцы оказались запертыми за стенами своей столицы. Положение защитников со стороны моря было значительно лучше, и их корабли в Золотом Роге лишь ждали момента, чтобы активизировать свои действия. Обороняющиеся располагали мощными итальянскими кораблями с опытными командами, которые нашли убежище в Константинополе на пути домой из Черного моря. 26 кораблей вполне могли использоваться как военные: пять  из Генуи, пять  из Венеции, три  с принадлежащего венецианцам Крита, по одному из Анконы, Каталонии и Прованса, и примерно десять  непосредственно византийских.

2 апреля 1453 года по приказу императора генуэзский инженер Бартоломео Солиго протянул цепь через Золотой Рог, закрыв его для кораблей. Венецианцам, жившим в городе, ничего другого не оставалось, кроме как принять участие в обороне под началом человека, который представлял в городе венецианские интересы — Джиро-ломо Минотто. Император Константин XI обратился к Минотто с просьбой, чтобы тот выставил свои флаги на стенах Константинополя и таким образом продемонстрировал османам, что тем придется вступить в схватку с венецианцами. Ключи от четырех главных ворот города были переданы венецианцам, в то время как защита личного дворца императора  Влахерны  была поручена непосредственно Минотто. Филиппо Контарини коман- v довал обороной стен между церковью ,, Св. Девы Марии и Золотыми воротами, Джакопо Контарини квартал Студион, а венецианским и генуэзски; морякам Габриэле Тревизана поручили защиту большей части стен вдоль Золотого Рога. Альвисо Дьедо командовал кораблями в Золотом Роге. Суда, защищавшие непосредственно цепь, находились под началом Зуана Веньера. Джустиниани Лонго, который прибыл в Константинополь в январе с генуэзским подкреплением, возглавил отряд из 2000 греков и итальянцев. Ему была поручена оборона центрального участка стены со стороны суши  там, где была наибольшая угроза прорыва.

Первый приступ

Утром 6 апреля османские пушки нача-ли обстрел города, продолжили они его и на следующий день, разрушив часть стены близ ворот Харисиуса. Однако на второй день пушка мастера Урбана, стоящая перед Влахерной, начала перегреваться. Эта проблема была временно решена: осаждающие стали обтирать после каждого выстрела ствол губкой с маслом. Первый штурм был, вероятно, предпринят османами 7 апреля на центральном участке. Легкие иррегулярные войска и добровольцы, поддержанные лучниками и арбалетчиками, бросились в бой с большим энтузиазмом, но были встречены защитниками на наиболее удаленных участках стены и в целом довольно легко отбиты. Ночью поврежденные участки стены были восстановлены. Тем временем, византийские пушки, которыми командовали братья Боккарди, действовали очень эффективно, но лишь до тех пор, пока самое большое орудие не разорвало. В дальнейшем византийские пушки уже особой роли не играли и лишь могли наносить не очень значительный урон живой силе противника  за раз они выстреливали от пяти до десяти ядер размером с грецкий орех.

В течение первых дней осады защитники совершили несколько вылазок, но Джустиниани пришел к выводу, что они теряют больше, чем наносят урон, и отвел войска с внешнего крепостного вала на главные стены. Наступила короткая пауза, во время которой султан Мехмед приказал провести передислокацию нескольких батарей.11 или 12 апреля османы вновь начали обстрел города, который с тех пор уже не прекращался до падения Константинополя. Тем временем, Мехмед направил часть войск, подкрепив их более легкой артиллерией, с целью захвата отдаленных византийских фортов в Ферапии и Студиосе.В ночь на 18 апреля турки неожиданно начали штурм стены на Месотихион-ском участке, но после четырехчасового боя были отбиты защитниками. То есть, несмотря на длительную бомбардировку, обороняющиеся все еще сохраняли достаточные моральные и физические силы, а также волю к борьбе.

Неудачи турок на море

Османскому флоту за время осады не удалось провести ни одной успешной операции. Первая же атака на цепь, преграждающую вход в Золотой Рог, провалилась, после чего османский капудан-паша Балтаоглу-Сулейман-бей решил дождаться прибытия флота из Черного моря. 12 апреля более высокие корабли греков, венецианцев и генуэзцев отбили атаку турок и даже перешли в контратаку, попытавшись окружить корабли противника. После этого Балтаоглу был вынужден отойти в Босфор.20 апреля османский флот перенес еще более серьезное унижение, когда три большие нанятые папой Римским генуэзские галеры с оружием, войсками и продовольствием, а также присоединившийся к ним большой византийский транспорт с пшеницей внезапно появились под стенами Константинополя. Они прошли через Дарданеллы, после чего разъяренный султан потребовал от Балтаоглу либо захватить их, либо живым не возвращаться. Паруса христиан напоминали острова, возвышающиеся среди моря невысоких османских кораблей, которые окружили их. Турки из-за встречного ветра могли использовать только весла, но вскоре они стали задевать ими друг за друга, в то время как высокие борта генуэзских кораблей дали христианами огромное преимущество. Турки Балтаоглу оказались не в состоянии ни поджечь, ни взять на абордаж генуэзцев.

Тем временем ветер спал, и корабли начали дрейфовать к берегу, после чего капудан-паша отвел небольшие суда, а сам с более крупными кораблями атаковал христиан. Но их борта были слишком низкими, чтобы дать возможность турецким матросам забраться на палубу противника, а калибр пушек  слишком мал, чтобы нанести серьезный ущерб. Наконец, на закате вернулся ветер, и христианские суда, отогнав небольшие турецкие галеры, скрылись за цепью, причем им навстречу вышли на помощь три венецианских корабля. Балтаоглу не смог повторно собрать свои корабли, после чего отдал им приказ уйти назад в залив Двух Колонн.Это поражение сильно сказалось на моральном духе османских войск. Турецкие источники говорят о том, что в результате этих событий в османском лагере верх взяли сторонники другой группировки. Балтаоглу пришлось держать ответ перед султаном и подвергнуться публичной экзекуции. Он был лишен своих званий и отличий, побит палками и заменен на посту капудан-паши Гамзой-беем.