Персидское вторжение




В 490 году до н.э. персидский флот завершил кампанию в Кикладах и доставил армию Дария к Марафонской равнине.Согласно некоторым источникам, направляющийся в Грецию персидский флот сначала приплыл на Родос. Там персы осадили греческий город Линдос. По легенде, когда горожане уже несколько дней жестоко страдали из-за отсутствия воды, богиня Афина вызвала проливной дождь, который выпал только в городе. Персидский адмирал Датис был так поражен данным обстоятельством, что принес жертвы Афине и объявил, что «эти люди находятся под защитой богов».

Затем флот приплыл на Самос, а оттуда-в Эретрию, хотя вполне возможно, что по пути персы совершили набег на Наксос и Парос. Согласно одной из легенд персы были настолько уверены в успехе своей кампании, что взяли с собой блок знаменитого паросского мрамора, из которого позже намеревались высечь колонну в честь победы. Та же легенда гласит, что поражение персов стало каройбогини возмездия Немезиды за столь опрометчивую уверенность. Датис принес жертвы Аполлону и Артемиде на священном острове Делос, и после его отъезда там произошло землетрясение-впервые в истории. Это было расценено как недоброе предзнаменование.

Падение Эретрии

Захватив заложников и набрав новых воинов в свою армию на занятых островах, Датис двинулся к Эретрии, находившейся на острове Эвбея. Древнегреческий историк Платон сообщает, что эретрийцы были одними из самых известных воинов Греции, и это в некоторой степени компенсировало их малочисленность. Персы успешно развернули на берегу свою конницу и изготовились к атаке. Эретрийцы отказались принять бой и предпочли положиться на крепость городских стен. В течение шести следующих дней обе стороны понесли большие потери. Наседьмой день предатель-эретриец сдал город неприятелю в обмен на земли, которые ему обещали пожаловать персы. Воины Датиса вступили в Эретрию, обратили ее жителей в рабов, разграбили и сожгли храмы. Согласно Платону, разорение Эретрии продолжалось три дня, после чего Датис приказал, чтобы его солдаты взялись за руки и так прошли через весь остров, дабы удостовериться, что ни один эрегриец не избежал возмездия.

Столь жестокая «зачистка» Эретрии явно имела целью произвести соответствующий эффект и внести смятение в ряды афинян еще до начала кампании. Однако часть эретрийцев уцелела, причем их осталось столько, что примерно 10 лет спустя они смогли укомплектовать семь трирем, принявших участие в сражении при Сала-мисе, а в 480 году до н.э. эретрийцы (вместе со своими соседями-стирен-цами) выставили для Платейской кампании 600 гоплитов.Датис провел нескольких дней на Эвбее, а затем отбыл в Аттику. Согласно Геродоту, к Марафону персов вел Ійппий, полагавший, что это наиболее удобное (и наиболее близкое к Эретрии) место для действия конницы. Датис явно полагался на знание Гйппием местных условий. Согласно мнению многих историков Датис остановил свой выбор на Марафоне, получив заверения Шппия, что население этой области поддерживает его.

Для высадки персидской армии, особенно конницы, требовалось много времени. 600 персидских кораблей бросилиякорь в заливе, частично защищенном мысом Киносура. Армия, вероятно, разбила лагерь на Марафонской равнине, преимущество которой заключалось в наличии достаточного количества пресной воды, чтобы поить лошадей, а затем разорила окрестные земли.Когда известие о высадке персидской армии у Марафона достигло Афин, 10 стратегов собрались, чтобы принять решение: ждать ли им персов, укрывшись за городскими стенами, или же двинуться навстречу противнику и принять открытый бой. Из них только Миль-тиад убеждал афинян как можно скорее выступить в поход. Он утверждал, что, несмотря на численное превосходство персов, это укрепит дух афинян и внесет смятение в ряды врагов.

Остается невыясненным, сразу ли двинулась афинская армия к Марафону. В Спарту был направлен гонец, чтобы привлечь к союзу с Афинам воинственных жителей этой страны. Таким образом, возможно, афинянам пришлось задержаться на несколько дней, ожидая, когда армия окончательно будет готова к выступлению. Тем временем афиняне выполнили традиционные в таких случаях действия: принесли козу в жертву Артемиде Охотнице-обязательное мероприятие перед любым сражением. Они также поклялись пожертвовать в течение года еще по одной козе за каждого убитого врага. Однако при Марафоне погибло так много персов, что афиняне оказались просто не в состоянии найти такое же количество коз для исполнения взятого на себя обета.

Гонец прибывает в Спарту

Гонца, отправленного афинянами в Спарту, звали Фидиппид (или Филиппид). Он был профессиональным скороходом. Люди, занимавшиеся этим ремеслом, служили гонцами и могли бежать без отдыха в течение целого дня. Геродот пишет, что Филиппид прибыл в Спарту на второй день после того, как покинул Афины-при том что расстояние между этими двумя городами составляло приблизительно 240 км. Филиппид выступил перед правителями Спарты, огласив призыв афинян о помощи. Они ответили, что в соответствии со своими религиозными традициями не смогут выступить в течение нескольких дней-пока не наступит полнолуние. Филиппид немедленно отправился назад с ответом спартанцев.

Согласно Клименту Александрийскому, Мильтиад привел афинян к Марафону «ночью по бездорожью». Но, скорее всего, они следовали по главной дороге через Паллену-по крайней мере, часть сил. Только так они могли встретиться с персидскими войсками, если бы противник двинулся внутрь страны на Афины, поскольку это был единственный маршрут, подходящий для перемещения конницы. Афиняне не могли допустить, чтобы персы обошли их и оказались у Афин. У Марафона к афинской армии присоединились платейцы. Войска встали лагерем в священной роще Геракла. Дошедшие до нас источники сообщают, что между афинскими стратегами, находившимися у Марафона, возникли разногласия. Согласно Геродоту, половина полководцев выступала против битвы с персами, мотивируя это тем, что афинская армия слишком мала. Они предлагали сначала дождаться подхода спартанцев. Другие пять стратегов во главе с Мильтиадом советовали принять бой. Мильтиад убеждал стратегов сражаться .


Диодор сообщает, что Датис в последний раз призвал афинян подчиниться. Это, скорее всего, произошло накануне сражения. Он требовал повиновения Афин на том основании, что у жителей Мидии были афинские предки. Призывая афинян сдаться, Датис обещал простить им нападение на Сарды, а в случае отказа обещал Афинам ту же судьбу, что постигла Эретрию. Мильтиад лично огласил ответ стратегов. Он ответил, что, если руководствоваться упомянутой Датисом легендой (о происхождении мидийцев), более уместно было передать Афинам власть над Мидией, чем Датису над Афинами, поскольку именно выходцы из Афин создали Мидийское царство, в то время как ни один мидиец никогда не правил в Афинах.
немедленно отправился назад с ответом спартанцев.

Согласно Клименту Александрийскому, Мильтиад привел афинян к Марафону «ночью по бездорожью». Но, скорее всего, они следовали по главной дороге через Паллену-по крайней мере, часть сил. Только так они могли встретиться с персидскими войсками, если бы противник двинулся внутрь страны на Афины, поскольку это был единственный маршрут, подходящий для перемещения конницы. Афиняне не могли допустить, чтобы персы обошли их и оказались у Афин. У Марафона к афинской армии присоединились платейцы. Войска встали лагерем в священной роще Геракла. Дошедшие до нас источники сообщают, что между афинскими стратегами, находившимися у Марафона, возникли разногласия. Согласно Геродоту, половина полководцев выступала против битвы с персами, мотивируя это тем, что афинская армия слишком мала. Они предлагали сначала дождаться подхода спартанцев. Другие пять стратегов во главе с Мильтиадом советовали принять бой. Мильтиад убеждал стратегов сражаться: «Ведь с тех пор как существуют Афины, никогда еще им не грозила столь страшная опасность, как теперь. Если афиняне покорятся мидянам и снова попадут под власть Шппия, участь их будет решена. Если же наш город одолеет персов, то станет самым могущественным из эллинских городов».


Диодор сообщает, что Датис в последний раз призвал афинян подчиниться. Это, скорее всего, произошло накануне сражения. Он требовал повиновения Афин на том основании, что у жителей Мидии были афинские предки. Призывая афинян сдаться, Датис обещал простить им нападение на Сарды, а в случае отказа обещал Афинам ту же судьбу, что постигла Эретрию. Мильтиад лично огласил ответ стратегов. Он ответил, что, если руководствоваться упомянутой Датисом легендой (о происхождении мидийцев), более уместно было передать Афинам власть над Мидией, чем Датису над Афинами, поскольку именно выходцы из Афин создали Мидийское царство, в то время как ни один мидиец никогда не правил в Афинах.