Падение Афин

Афины срочно собрали новую армаду, чтобы помочь Никию, но она прибыла слишком поздно и не смогла помешать Гилиппу нанести поражение афинянам.В Афинах пессимистическое послание Никия не произвело того эффекта, которого он ожидал. Собрание афинских граждан решило не снимать осаду и не оставлять Сицилию и даже активизировать военные действия, отправив в помощь Никию вторую крупную экспедицию. Если взглянуть более широко на сложившуюся стратегическую ситуацию, то эта кампания представляется безрассудной авантюрой. Спартанцы уже были готовы возобновить свое вторжение в Аттику, и афинянам не следовалораспылять войска и ресурсы, пускаясь в опрометчивые предприятия.

Тем не менее, афинское собрание поручило Демосфену и Евримедонту возглавить вторую экспедицию. Собрав 120 талантов серебра и небольшой флот из десяти трирем, Евридемонт должен был отправиться на Сицилию как можно скорее-он отбыл в декабре 414 года до н.э. Демосфен провел зиму на Корфу, собирая главные силы второй экспедиции, чтобы выступить весной.Однако не только афиняне планировали наращивать свои силы на Сицилии.Спартанцы, воодушевленные успехами Гилиппа, весной тоже отправили на остров дополнительные войска. Эти подкрепления состояли из трех отдельных отрядов, включавших в себя 600 воинов спартанских вспомогательных войск, 300 беотийских и 700 коринфских гоплитов, а также флот из 25 коринфских трирем.

Гилипп атакует

Вернувшись в Сиракузы, Шлипп решил, что жизненно важно нанести поражение Никию прежде, чем прибудут подкрепления во главе с Демосфеном. первую очередь, считал он, необходимо взять форты на Племмирии.Чтобы осуществить свой замысел, Шлипп разработал план одновременных действий на суше и на море. В один из дней ранней весны в ходе ночного марш-броска он переместил свои войска к деревне у храма Зевса Олимпийского. На следующее утро заранее сосредоточившийся сиракузский флот атаковал стоящие в гавани афинские корабли.

По количеству кораблей сиракузский флот значительно превосходил афинский, однако его морякам не хватало опыта, и вскоре он отступил. Однако, как и рассчитывал Шлипп, захватывающее морское сражение приковало к себе внимание большей части афинской армии: многие воины спустились к берегу, чтобы лучше видеть разворачивающиеся события. Стремительно атаковав от храма Зевса Олимпийского, Шлипп, не встретив особого сопротивления со стороны увлеченного наблюдением за морским боем гарнизона,захватил три афинских форта на Племмирии. Взятие фортов стало важнейшей победой Шлиппа, потому что в них находилось снаряжение для кораблей, которое теперь могло быть использовано сиракузским флотом. Это поражение на суше вынудило афинские войска отойти к плохо оборудованному лагерю, расположенному в нездоровой, болотистой местности на западной стороне Большой гавани. Теперь у них также возникли проблемы со снабжением морским путем.

Обеспечив защиту обоих входов в гавань, Шлипп начал осуществлять вторую часть своего плана, в ходе которого ему предстояло нанести поражение флоту Никия. Сиракузские триремы были изначально предназначены для того, чтобы сражаться в Большой гавани, и имели более мощные тараны, которыми могли наносить повреждения кораблям противника также и с носа. Шлипп начал новую операцию, проводившуюся одновременно на суше и на море. В товремя как его войска с противоположных сторон угрожали афинской двойной стене, 80 сиракузских трирем приготовились атаковать 75 афинских кораблей.

В течение первых двух дней сражения ни одна из сторон так и не смогла добиться решающего преимущества. На третий день, когда оба флота отошли к берегу, и моряки начали обедать, сиракузцы внезапно провели новую атаку. Ошеломленные афиняне едва успели вывести свои корабли в море. Сиракузцы атаковали их в лоб. Они разместили на палубах копейщиков, которые убили и ранили многих афинских гребцов. Эта оригинальная тактика, наряду с использованием более мощных таранов сиракузских трирем оказала решающее действие. Афиняне бежали к безопасным берегам, оставив сиракузцам Большую гавань.

Последняя авантюра

Несмотря на то, что Никий оценивал ситуацию как крайне опасную, Демосфен вошел в Большую гавань с 73 триремами, на которых находилось около 5000 гоплитов и большое количество легковооруженных воинов. Демосфен решил уничтожить сиракузскую поперечную стену и захватить Эпиполы. Однако его осадные машины, которые афиняне подтащили слишком близко к противнику, были подожжены защитниками, которым удалось отбить атаки на всех участках.Ночью Демосфен решил предпринять еще одну попытку атаковать поперечную стену. Однако Гилипп организовал контратаку, и в хаосе ночного боя афиняне потеряли ориентацию. Они оказались не в состоянии определить, где противник, и некоторые из них начинали биться со своими товарищами. Эта неудача поставила крест на последних надеждах афинян завоевать победу. Теперь перед ними стояла задача просто выжить.

Безумный поступок Никия

Демосфен считал, что пока у афинян остается боеспособный флот, необходимо эвакуировать войска. Никий же стал опасаться последствий отступления без согласия афинского собрания. Угрозе возможной казни в Афинах, он предпочел риск боев со спартанцами. Иными словами, он предпочел бы встретить смерть на поле боя как солдат, чем дома умереть как государственный преступник.Прибытие спартанских подкреплений заставило Никия наконец признать необходимость вывода войск. Однако теперь это было уже невозможно. Сиракузцы были полны решимости вновь встретить врага в Большой гавани, где 76 сиракузских трирем нанесли поражение 86 афинским кораблям. Имеяполностью укомплектованные экипажи, сиракузцы готовились к четвертому (и последнему) морскому сражению.

Афиняне не имели общего плана, и каждый корабль действовал сам по себе, вне зависимости от того, быстроходным он был, или нет. Они попытались прорвать заграждение из сиракузских торговых судов, перекрывавшее выход из гавани. Удар 110 афинских кораблей прорвал линию сиракузцев, но другая часть сицилийского флота атаковала их, и вскоре бой распространился по всей гавани. Поскольку на очень небольшом пространстве оказалось сразу около 200 кораблей, практически невозможно было при маневре не врезаться в другой корабль. Сражение превратилось в череду хаотичных локальных столкновений. Копья, стрелы и камни сыпались на корабли противников, а воины сошлись в рукопашной, стараясь захватить неприятельские суда.После продолжавшегося весь день боя афиняне все же потерпели поражение. Они высадились на берег и бежали в свой лагерь. Демосфен, подсчитав, что афиняне все еще имеют 60 боеспособных трирем против менее 50 у противника, предложил на рассвете снова идти на прорыв. Но было уже слишком поздно-афиняне упали духом. Они отказались снова грузиться на корабли и настояли на том, чтобы попытаться прорваться по суше.

Поражение афинян

Оставив больных и раненых, 40-тысячная армия афинян и их союзников начала переход по суше к Катане-городу, остававшемуся на стороне Афин. План состоял в том, чтобы двигаться по реке Анап вверх по течению, добраться до областей, населенных дружественными горцами, а затем повернуть на север к Катане. Сиракузцы стремилисьпомешать такому маневру, опасаясь, что афинская армия после передышки сможет вернуться. Шлипп выслал отряды, чтобы блокировать противнику пути отхода. Никий возглавлял авангард, а Демосфен командовал арьергардом, однако серьезных успехов им добиться не удалось. Ночью пятого дня они отказались от первоначального плана и решили двигаться в противоположном направлении. Этого сиракузцы не ожидали.

На шестой день две афинские колонны разделились и продолжили движение по отдельности, подвергаясь постоянным налетам сиракузской конницы и копейщиков. Отряд Демосфена был окружен, после чего, понеся большие потери, оставшиеся в живых 6000 человек сложили оружие. Некоторые источники утверждают, что Демосфен пытался покончить с собой, но был схвачен врагами. Тем временем Никий и его люди оторвались от преследователей, но уже на следующий день сиракузцы вновь нагнали их. Они сообщили Никию, что Демосфен и его отряд сдались, и предложили ему те же условия, но предводитель афинян не поверил им. Вместо этого он от имени Афин предложил возместить Сиракузам ущерб от военных действий. В ответ сиракузцы перешли в атаку на всех фронтах.

На следующий день изможденная, страдающая от жажды армия Никия продолжила свое беспорядочное отступление, пробираясь к реке Ассинар под непрерывным обстрелом неприятеля. Здесь остатки афинской армии полностью утратили дисциплину. Воины бросились к берегу реки, и пока они жадно пили воду, сиракузцы выстроились на высоком берегу и возобновили обстрел. Никий сдался Гилиппу, после чего тот приказал больше не убивать вражеских воинов, а брать их в плен. Впрочем, сдались лишь немногие из афинян. Хотя Афины и не были побеждены в течение ближайших лет после поражения при Сиракузах, они уже никогда не смогли взять реванш.После того, как афиняне сдались, Никия и Демосфена казнили даже без какого-либо подобия суда. Это было сделано несмотря на возражения Гилиппа (он хотел забрать их с собой в Спарту). 7000 пленных афинян отправили на работы в каменоломни близ Сиракуз, где в течение восьми месяцев почти все они погибли от тяжелого труда, голода и болезней.Немногие счастливчики, которым удалось пережить это испытание, были проданы в рабство.Поражение в сражении при Сиракузах стало самой тяжелой неудачей Афин и переломным моментом в ходе Пелопоннесской войны. Отправленная в экспедицию армия была потеряна полностью: не вернулся ни один корабль, ни один человек. Большинствугреков казалось, что дни могущества Афин сочтены.

Взгляд назад

С высоты дня сегодняшнего можно определить, какие основные просчеты допустили афиняне во время экспедиции на Сицилию. Первой из ошибок была недостаточная дипломатическая подготовка-успех похода во многом зависел от наличия значительного количества союзников, на которых можно было бы без колебаний положиться. В частности оказалось, что Эгеста в целом не могла предоставить серьезную помощь за исключением ряда нескольких местных племен, и только жители Катаны оказали афинянам действенную поддержку. Другой проблемой, которую следовало учесть при планировании экспедиции, было недостаточное количество у Афин конницы. Она лишь в самом началепохода один раз приняла участие в операциях-и то крайне неудачно.Отзыв судом Алкивиада, из-за которого был подорван боевой дух войск и внесен беспорядок в систему командования экспедицией, оказался еще одним труднообъяснимым решением. После того как военачальник и его сторонники покинули армию, войска потеряли не только своих самых смелых и инициативных офицеров, но и наиболее энергичных сторонников решительных действий. Здравый смысл должен был подсказать афинянам, что Алкивиад, являвшийся главным инициатором экспедиции, вряд ли стал бы подвергать опасности свое предприятие из-за каких-то «кощунственных проказ».

И последняя, но, возможно, самая важная проблема-это неспособность афинских военачальников выработать единый план действий и затем точно его придерживаться. Если Сиракузы являлись главной целью экспедиции, то было совершенно бессмысленно тратить впустую лето 415 года до н.э. на то, чтобы обосноваться на западе острова, осенью внезапно нападать на город, а затем отправиться на зиму подальше от Сиракуз-к Катане.Все эти просчеты относятся к стратегической составляющей военных действий. Многие историки указывали на любопытный контраст между дилетантством, которое афиняне проявили при масштабномстратегическом планировании, и умением, с которым они реализовывали эти неудачные планы. Заманчиво было бы предположить, что эта особенность является следствием распределения обязанностей между политиком Никием и талантливым военачальником Лама-хом, когда первый занимался вопросами общей политики, а второму было делегировано непосредственное руководство войсками.

Упадок Афин

Сицилийская экспедиция закончилась для Афин катастрофой. По сравнению с теми силами, которыми они располагали в начале Пелопоннесской войны, у них осталось меньше половины воинов. Полис потерял половину своих трирем и почти полностью истощил финансы.Потери, понесенные в ходе экспедиции, означали также, что враги полиса наконец могли пересечь Эгейское море, чтобы бросить вызов доминированию Афин. Они полностью зависели от морской торговли, особенно с городами, расположенными на побережье Черного моря. Теперь Спарта направила флот, чтобы блокировать Геллеспонт, хотя победа в сражении при Кизике и позволила Афинам сохранить за собой контроль над морскими путями в течение еще трех лет.Ситуацией решили воспользоваться также и персы. Они помогли спартанцам собрать новый флот, и в конечном счете-одержать победу. Спартанский флотоводец Лисандр добился решающей победы при Эгоспотамах. Флот, обеспечивавший безопасность и снабжение Афин, был практически полностью уничтожен. А построить новые корабли Афины уже не могли себе позволить.Следующей весной Лисандр занял все союзные города, вынудив Афины признать главенство Спарты. На смену столь лелеемой Афинами демократии на долгие годы пришли авторитарные жестокие правители олигархи, известные как «Тридцать тиранов». Спарта выиграла Пелопоннесскую войну.