Мусульманская экспансия

После долгого ожидания франкская армия Карла Мартелла наконец вступила в решающее сражение с мусульманскими войсками.В соответствии с наиболее распространенной версией, Карл Мартелл спешно двигался на юг от Тура, пока не столкнулся с арьергардом армии Абд ар-Рахмана аль-Гафики на Римской дороге примерно в 20 километрах к северо-востоку от Пуатье. Поскольку Карл Мартелл двигался в южном направлении, основные войска аль-Гафики к 18 октября заняли оборонительные позиции на высотах между реками Вьенна и Клёр. Христианская армия продолжала марш на юг через Пор-де-Пиль, Ингранд и затем Шатель-ро к Сенону, находившемуся на реке Вьенне. Согласно некоторым историческим источникам, довольно крупные силы (это бьии, вероятно, прикрывавшие фланги отряды обеих армий) вели боевые действия 11, а также14 или 15 октября в районе Лудюна примерно в 40 километрах к западу от реки. Эти стычки имели второстепенное значение и особого влияния на ход событий не оказали.

Достигнув реки Вьенны, войска Мартелла остановились. Вполне возможно, что вождь франков решил не предпринимать такой рискованный маневр, как форсирование водной преграды в ситуации, когда недалеко находилась сильная вражеская армия. В течение нескольких дней франки и мусульмане стояли на месте, вступая лишь в локальные перестрелки и собирая информацию о численности и расположении друг друга. Однако вполне возможно, что Мартелл был осведомлен о традиционной оборонительной тактике, используемой войсками Омейядов, и теперь просто ждал, пока к нему подойдут подкрепления.

Мартелл переходит реку

Вне зависимости от того, чем была вызвана задержка, через семь-восемь дней Мартелл решил, что ему ничего не мешает пересечь реку. В какой-то из дней между 18 и 24 октября он перестроил свою армию, чтобы перейти реку вброд и стать лагерем на дороге, ведущей на юг.Современные исследователи предполагают, что этот лагерь, скорее всего, бьи расположен севернее того места, где в настоящее время находится деревня Муссе-ле-Батель, возможно, на территории римской усадьбы Старый Пуатье или рядом с ней. Высокие каменные постройки этого поселения,которые в то время не были, вероятно, еще повреждены, обеспечивали удобные наблюдательные позиции. Мусульманская армия совершила несколько налетов на войска Мартелла, пока те обустраивали свой лагерь, однако ни одна из сторон активных действий не предпринимала.

Дата сражения

Хотя довольно сложно датировать маневры, происходившие накануне сражения, дата самой битвы известна точно и подтверждена различными источниками. Мусульманские хроники сообщают, что аль-Гафики погиб в сражении 25 октября, а христианские хронисты в свою очередь отмечают, что битва произошла в субботу в октябре (25-е было как раз субботой).Детального описания сражения хроники того времени не содержат, а большая часть упоминаемых в них событий и эпизодов малоправдоподобна. Поэтому любая попытка реконструкции хода битвы в значительной степени основывается на предположениях. Анализируя описания, содержащиеся в средневековых хрониках, военный историк должен скрупулезно соотносить их с археологическими данными и историческими свидетельствами о состоянии той местности в VIII столетии, а также всем, что известно о противоборствующих армиях, в том числе их составе, вооружении и традиционной тактике боя. Таким образом, наиболее вероятным представляется следующий ход событий.

Начало сражения

Утром 25 октября Мартелл развернул свою армию на позициях между лесом Старого Пуатье и лесистой долиной Клёна. Он не начал наступление на лагерь мусульман, а разместил своих воинов в оборонительных порядках и стал ждать атаки противника. Вполне вероятно, что франки находились на этих позициях в течение нескольких дней. Они стояли в непосредственной близи от лагеря мусульман, распевая песни и обстреливая охранение противника, стремясь спровоцировать его на бой на выгодных для себя позициях.

В тот день по неустановленным причинам мусульмане наконец решили атаковать франкскую армию. Наиболееподробный отчет о первой атаке содержится в анонимной андалусской христианской хронике, известной как Моза-рабикская. В ней описывается развертывание франкской армии: «Они наконец выстроили боевые порядки и завязалось жестокое сражение. Северяне встали недвижимой стеной, так что их плотные ряды, казалось, обледенели».Исходя из этого поэтичного описания, можно предположить, что франкская армия развертывалась вбоевом порядке «стена щитов», который широко использовался англосакской пехотой, а позднее викингами. Древние традиции пешего боя франков были описаны еще римлянами, которые воевали с ними, и солдаты Мартелла несомненно обладали достаточным уровнем дисциплины, чтобы организовать подобное построение.

Стена щитов-один из наиболее распространенных видов построения (Продолжение. Начало см. на стр. 17) пехоты, использовавшийся армиями многих народов и, вероятно, применявшийся еще со времен древних греков. Стена щитов представляет собой строй пеших воинов, стоящих плечом к плечу и прикрывающихся щитам внахлест». В результате образуется практически непробиваемая «стена», позволяющая пехоте успешно противостоять ударам копий и мечей. Если стоящий в «стене» воин погибает, его место немедленно занимает другой воин, стоящий в следующем ряду. Такая
замена предотвращает образование бреши в «стене».Тактика стены щитов не требует от воинов особых навыков и какой-либо подготовки. Ключом к успеху являются стойкость и дисциплина пехотинцев-если строй распадается, либо из-за отсутствия дисциплины, либо из-за неорганизованного отступления, тогда данная тактика теряет свою эффективность. Другим недостатком стены щитов является то, что данное построение позволяет действовать только против атак с фронта. Если противнику удается обойти «стену» с фланга или прорвать ее в каком-нибудь месте, то положение пехотинцев сразу резко ухудшается.

Можно предположить, что мусульманская армия ранее не сталкивалась с подобной тактикой, так как вестготы и бургунды обычно использовали комбинацию внезапных атак и ложных отступлений. Указание на то, чего ожидали мусульмане, можно найти в комментариях предшественника аль-Гафики на посту вали аль-Андалуса, Мусы бин Нусайра аль-Балави, который отзывается об армиях христианской Европы как «храбрых и быстрых в атаке, но трусливых и малодушных в поражении». Учитывая, что мусульманская армия не обладала опытом боев с противником, использующим такое построение, можно предположить, что войска аль-Гафики, в составе которых, видимо, было много недисциплинированных берберских добровольцев, стремительно атаковали противника.Из Мозарабикской хроники явно следует, что тактика стены щитов оказалась успешной. Хронист описывает начальную стадию сражения следующим образом: «В мгновение ока они разметали арабов мечами. Воины Австразии, многочисленные и облаченные в железо.., убили его ударом в грудь».

Атака мусульман

О том, как проходила атака мусульман, известно еще меньше. Вероятно, они развернулись в традиционном для армии Омейядов построении, известном как хамис, при котором войска разделялись на два крыла, центр, авангард и арьергард. Подобное построение позволяло мусульманской армии предпринимать атаки на различных участках и предоставляло значительно больше возможностей для прорыва линии франков, чем давала одна массированная атака по всему фронту. Наиболее подробное описание тактики мусульман содержится в анонимной арабской хронике, написанной спустя несколько десятилетий после этой битвы. Хронист утверждает, что «мусульманские всадники неоднократно и отчаянно бросались вперед на линию франков, которые мужественно сопротивлялись, и многие пали мертвыми с обеих сторон».Хотя это описание является довольно подробным, все же возникают определенные сомнения относительно некоторых моментов. Например, маловероятно, чтобы мусульмане атаковали противника в конном строю. Хотя большая часть мусульманской армии в VIII веке действительно передвигалась на лошадях, в ряде надежных источников сообщается, что бой воины всегда вели в пешем строю. Эта хроника, как и многие другие более поздние описания битвы, вероятно, учитывает традиции тактики арабской армии, использовавшейся уже на следующем этапе ее существования.

Эта запись в хронике действительно делает крайне привлекательной гипотезу о том, что мусульманские армии уже в то время начали использовать тактику конного боя. Если бы это соответствовало действительности, то важнейшее для развития военного искусства изобретение-стремя-должно было появиться на Западе намного ранее, чем принято считать в настоящее время.Сегодня может показаться, что использование стремян не имеет особого значения, но на самом деле именно оно коренным образом изменило все принципы ведения боя. Стремена позволили всадникам использовать в бою тяжелое вооружение и наносить удары по пешим противникам сверху вниз, не подвергаясь постоянно риску свалиться на землю. Во времена битвы при Пуатье стремена могли использоваться на Востоке некоторыми народами, например, аварами, но то, что они появились тогда в Испании и Франции, маловероятно.

Как бы то ни было, тот факт, что стена щитов устояла под ударами мусульман, полностью опровергает предположение о широкомасштабном использовании мусульманской армией в бою конницы. Гораздо вероятнее, что мусульмане атаковали в пешем строю и оказались не в состоянии прорвать позиции франков. Если бы христианская армия не пошла в контратаку на лагерь мусульман, то настойчивые атаки воинов аль-Гафики, возможно, привели бы к прорыву строя франков, результатом которого стал бы распад стены щитов.