Королевские войска Ричарда III

 Ричард поспешно пытался выстроить свои войска в боевые порядки. Пришлось приложить некоторые усилия, чтобы развернуть войска на довольно небольшом пространстве на вершине холма. Учитывая, что армия вторжения сильно уступала в численности королевской, Ричард должен был несколько удивиться, обнаружив, что Тюдор смело движется вперед по долине. Ричард, возможно, и не собирался сражаться, полагая, что одной демонстрации силы королевской армии будет достаточно, чтобы противник утратил боевой дух. В результате часть солдат мятежников оставила бы армию до того, как был бы нанесен удар. И даже если бы противник остался на своих позициях, то первая же атака вниз по склону опрокинула войска Тюдора и обратила их в бегство. Однако теперь ситуация уже не казалось столь однозначной.

Королевские войска начали выстраиваться в «баталии», причем с большой долей вероятности можно предположить, что были сформированы три «баталии». Хотя подобное построение -авангард, основные силы и арьергард -являлось обычным для Средних веков и практиковалось в то время военачальниками, нет никаких прямых доказательств, что оно использовалось при Босуорте. Хронисты предполагают, что войска могли быть разделены на три сложившихся заранее отряда: первый под командованием герцога Норфолка, второй - под знаменами самого Ричарда и третий - во главе с графом Нортумберлендом. Жан Молине, «Хроника» которого, вероятно, является наиболее ценным источником сведений о сражении, указывает, что авангард, численность которого составляла примерно 11 ООО-12 ООО человек, находился под объединенным командованием Норфолка и Брекенбери.До настоящего времени не дошли точные сведения о том, как и где были развернуты эти три «баталии». Вполне вероятно, что Норфолк действительно командовал (один или вместе с кем-то другим) «баталией» - авангардом. Первые части из состава «баталии» Ричарда, которые добрались до гребня холма и усилили отряд Норфолка, находились под началом сэра Роберта Брекенбери. Можно предположить, что, когда две «баталии» заняли свои позиции, Нортумберленд остался справа или, что еще более вероятно, в тылу «баталии» короля Ричарда.

Однако, после завершения развертывания, судя по всему, на вершине холма оказалось очень много вооруженных людей. Полидор Вергилий, итальянец, находившийся при дворе Генриха VII, писал через 20 лет после сражения, что развернутые в линию солдаты Норфолка стояли плечом к плечу. Всадники также, естественно, стояли плотным строем, чтобы, перейдя на галоп, сформировать мощный стальной вал, ощетинившийся копьями. Вергилий также сообщает, что отборные части Ричарда разместились в тылу его «баталии». Тем не менее представляется вполне вероятным, что во время битвы все же использовалось некоторое количество пушек Оба командующих, скорее всего, обратились с воодушевляющими речами к своим войскам или, по крайней мере, к командирам. Самым ранним источником является манускрипт Олд Холла 1540 года, правда, существует вероятность, что приведенные в нем речи составлены самим его автором. С другой стороны, это не означает, что они не отражают смысла воззваний командующих, с которыми они, возможно, обратились к своим армиям, хотя, учитывая нехватку у Ричарда времени на выстраивание войск в боевые порядки, ему некогда было произносить слишком длинную речь. Ричард якобы раскаялся, что завладел короной (не следует забывать, что данный источник - тюдоровский) и напомнил своим воинам о неопытности этого «никому неизвестного Mini валлийца, его армии изменников, которым придется бежать либо просить о милости, преклонив колена перед королевским знаменем», о французах и бретонцах, которых «наши благородные прародители и ваши отважные отцы неоднократно побеждали, нанося им за месяц такой урон, какой те не могли нанести нам за целый год».

Генри Тюдор в своей речи объявил, что его дело правое в глазах Господа, напомнил своим солдатам о кровавых деяниях короля, с которым они должны были вступить в бой, и о том, что их земли захвачены его сторонниками. Ни сам Генри, ни его воины теперь не могут повернуть назад, поскольку тогда они окажутся «как бараны в загоне, зажатые между нашими врагами и сомнительными друзьями». Они должны решить исход этого дня своим ратным трудом, и чем меньше их сила, тем больше слава от добытой в бою победы.