Король Ричард отдает сигнал к общей атаке



По мере того как крестоносцы приближались к Арсуфу, атаки Салах ад-Дина становились все интенсивнее. В итоге крестоносцам пришлось принять ответные меры.Поскольку основные удары Салах ад-Дина пришлись на левое крыло (арьергард) крестоносцев, магистр госпитальеров отправил к Ричарду гонца с просьбой разрешить ему проведение контратаки. Хотя потери среди тяжеловооруженных рыцарей были минимальными, непрерывные атаки сильно замедляли темп их движения и ставили в тактически невыгодное положение. Магистр лично отправился к королю, но тот не разрешил контратаковать. Ричард готовил скоординированный сокрушительный удар всеми силами своей крестоносной конницы. К этому моменту часть пехоты Салах ад-Дина отошла в сторону, освобождая место для атаки мусульманской конницы. Когда они вступили в рукопашную схватку, крестоносцы левого крыла уже не могли продолжать движение. Теперь Салах ад-Дин бросил в бой и свою гвардию.Давление на госпитальеров и франков, действовавших на левом фланге, было настолько сильным, что их фронт начал распадаться. Все хронисты, описывавшие эти события, сходятся в том, что именно в этот момент, пока Ричард все еще занимался подготовкой массированной атаки, маршал госпитальеров повел войска в «несанкционированную» контратаку.

Позднее маршал утверждал, что шум был очень сильный, и ему показалось, что он слышит звуки труб, которымикороль Ричард отдает сигнал к общей атаке. Однако при тщательном исследовании событий, а также той роли, которую сыграл маршал одного из военномонашеских орденов, выясняется, что его действия в более поздних хрониках были представлены в искаженном виде. Например, Баха ад-Дин, описавший события, происходившие в стане Салах ад-Дина, считал, что действия крестоносцев были великолепно синхронизированы и хорошо скоординированы. Однако, вне зависимости от того, какие причины привели к началу атаки крестоносцев, достигнутый в ходе нее результат имел решающее значение для исхода сражения.
Удар конницы

Атака была настолько неожиданной, что крестоносная пехота левого крыла даже не успела уйти с пути тяжелой конницы и была ею рассеяна. Король Ричард в своем письме, написанном позднее аббату Клерво, констатировал: «Наш авангард продвигался вперед и собирался ворваться в лагерь у Арсуфа, когда Саладин и его сарацины предприняли сильную атаку на наш арьергард, но по милости Господней они атаковали только те четыре отряда, которые были перед ними».Хотя Ричард и передал в конце концов инициативу госпитальерам и французским рыцарям левого крыла, ряд источников указывает, что английский король, увидев, как левый фланг атакует без сигнала, сразу же приказал перейти в наступление центру и правому флангу. Сам Ричард со своими воинами поспешил оказать подцержку госпитальерам. Несколько отрядов из центра армии крестоносцев, в том числе и подразделениеграфа Лестера, нанесли удары в различных направлениях «к морю», видимо, против мусульманских войск, угрожавших обойти крестоносцев с флангов.

Баха ад-Дин описал то, что он увидел на другой стороне поля боя: «Мусульмане тешили себя надеждой на легкую победу... Затем вражеская конница образовала единый отряд и, понимая, что их может спасти только невероятное усилие, решила пойти в атаку. Я сам видел, как их рыцари собрались все вместе посередине защитного кольца пехоты; они приготовили свои копья, громко закричали, и ряды пехоты расступились, пропуская их; они вылетели вперед, атакуя в разные стороны». Часть боевых попялков Салах алЛина уже сражалась с левым крылом крестоносцев. В других местах многие мусульманские всадники спешились, чтобы более эффективно использовать против неприятеля свои луки. В результате внезапная атака крестоносцев обрушилась на многие мусульманские части прежде, чем у тех появился шанс бежать. Это привело к очень большим потерям в армии Салах ад-Дина, которая в полном беспорядке была отброшена далеко от побережья.
ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ САЛАХ АД-ДИНА

Скоординированные атаки тяжелой конницы крестоносцев рассеяли первые линии войск Салах ад-Дина, однако ему удалось вновь собрать свою армию в лесу, находившемся недалеко от места сражения. Крестоносцы не осознавали того, что армия Салах ад-Дина была готова в любой момент оставить поле боя и бежать, чтобы укрыться на поросших лесом холмах Салах ад-Дин со свитой, знаменосцами и сигналыциками перебрался на невысокий холм в лесу. Баха ад-Дин отмечал: «Я находился в центре, и когда эта часть войска бежала в величайшем волнении, мне пришло в голову, что я могу найти укрытие на левом фланге, который был ближайшим ко мне. Однако, добравшись до него, я обнаружил, что и он охвачен смятением и бежит быстрее других.Тогда я направился к позиции султана, которая всегда служила местом сбора для войск Там оставалось всего семнадцать воинов — остальные были заняты боем. Но знамена по-прежнему реяли, а барабан продолжал бить. Когда султан увидел, что случилось с рядами его воинов, он вернулся на свои позиции, где оставался тот же небольшой отряд».
Наступление конницы

Жертвами крестоносцев стали и некомбатанты войска Салах ад-Дина, оказавшиеся недалеко от поля боя. Возможно, они сопровождали большой обоз, который обычно следовал за мусульманскими армиями. Обслуга обратилась в бегство и была перебита крестоносцами. Скорее всего, христианским воинам не удалось в ходе своей первой атаки достичь леса. Их коннице пришлось остановиться, чтобы восстановить порядки и перестроиться для новой атаки. За ней также подтягивалась крестоносная пехота, добивая или захватывая в плен раненых воиновпротивника. Ее продвижению мешали поднятые кавалерией клубы пыли, которые сильно затрудняли видимость. Тем временем дисциплинированная армия Салах ад-Дина смогла восстановить порядки и вновь вступила в бой. Удерживать позиции теперь предстояло войскам ад-Адиля, Шарим ад-Дина Каймаза и эмира Мосула.

Поскольку крестоносцы отошли, мусульмане атаковали и по свидетельству Itinerarium: «Без промедления более 20 ООО устремилисьза отходившим арьергардом . Они ринулись вперед, размахивая тяжелыми булавами, стремясь освободить тех, кого наши войска бросили. Вы бы видели, как наши воины сражались в рукопашной! Они также осыпали отступавших копьями и стрелами».Крестоносная конница собралась за рядами своей пехоты и атаковала во второй раз. Король Ричард теперь был в гуще боя и вместе с Уильямом де Барром повел войска против ! самой сильной части мусульманской армии. Как выразился Баха ад-Дин, мусульмане «продолжали сражаться, даже отступая, и остановились, едва их преследователи прекратили движение». На этот раз обе стороны достигли низких, покрытых лесом холмов.

Салах ад-Дин собирает свои войска

И снова поражение мусульманских войск казалось неминуемым, но, как утверждает Баха ад-Дин, «все, кто видел, что эскадрон султана по-прежнему стоит на своем месте, и слышал бой барабанов, стыдились сбежать с поля боя и, боясь последствий, шли к султану и присоединялись к войску. Теперь в центре собралась группа воинов, а враг, достигший вершин холмов, остановился и развернулся в обратную сторону. Султан встал в центре эскадрона и проявил такую энергию, собирая отступавших воинов, что ему удалось вновь собрать всю армию. Враг, опасаясь, что в лесу его может подстерегать засада, отошел к месту своего привала».Как развивались события дальше, точно не установлено. Крестоносцы отошли в полном порядке и расположились лагерем близ источника питьевой воды к югу от Арсуфа. В какой-то момент войска Салах ад-Дина в Арсуфе атаковали, пытаясь помешать крестоносцам обустраивать лагерь, или, возможно, стремясь избежать блокады в городе. Скорее всего в этот момент король Ричард предпринял заключительную атаку и загнал мусульманский гарнизон обратно в Арсуф, хотя Баха ад-Дин и утверждает, что «во время третьей атаки, когда враги дошли до вершин холмов и возвышенностей, оказавшихся у них на пути, наши воины вновь начали отступать, и вновь, увидев, что враги остановились, они остановились тоже». Абу Шама отразил, возможно, наиболее распространенное в армии Салах ад-Дина мнение, что обе стороны понесли большие потери, а смерть Жака д'Авена-«одного из их руководителей, который был убит» по словам Ибн аль-Атира-оказалась особенно тяжелым ударом. Король Ричард в свою очередь выразил общее мнение крестоносцев, написав аббату Клерво, что «милостью Божьей мы никого не потеряли в тот день за исключением лучшего из рыцарей, достоинства которого сделали его равным целой армии-Жака д'Авена. Никто более из погибших, кроме него, не стоит особого упоминания».

Ответ Салах ад-Дина

Потери мусульман, скорее всего, были больше, чем у крестоносцев, но Ричард, вероятно, несколько преувеличивал, когда писал, что «столь большим был урон среди самых благородных сарацин Саладина, что он потерял в тот день близ Арсуфа-а это было воскресенье, канун праздника Рождества Девы Марии,больше, чем в любой другой день за прошедшие 40 лет». Баха ад-Дин приводит более точные и достоверные сведения о потерях. «Султан вновь занял часть возвышенности у края леса, куда и созывал свои войска; не имея шатра, в котором можно было бы укрыться, он стоял в тени, отбрасываемой куском ткани. Я бьи рядом с ним, пытаясь утешить его, но он не желал меня слушать...; впрочем, когда мы предложили ему поесть, он немного поел. Он и далее оставался в этом месте, ожидая, когда приведут коней, уведенных довольно далеко на водопой, и пока мы ждали, он велел привести к нему раненых, чтобы утешить их и проследить, чтобы их раны были перевязаны... В тот день обе стороны потеряли многих убитыми и ранеными. Среди тех предводителей, которые стойко держались, главными были аль-Малик ад-Адиль, Кай-маз аль-Наджми, евнух, и аль-Малик ад-Афдал, сын султана. Ад-Афдал атаковал врага с такой яростью, что бывшая у него на лице опухоль прорвалась, и лицо его оказалось залитым кровью, но он переносил это с редкостным терпением. Эскадрон из Мосула проявил величайшую храбрость, а его командир, Ала ад-Дин, удостоился благодарности султана. Наши люди отправились на поиски товарищей и нашли многих павшими смертью храбрых на поле брани. Были обнаружены тела знатных особ, например, тело Шахсана, великого эмира (курдов), вождя, славившегося своей отвагой; тело Каймаза ад-Адили, также знаменитого; и тело Лифуша, отважного офицера, чья смерть глубоко огорчила султана».

Некоторые из крестоносцев стремились захватить добычу. Они вернулись ночью на поле боя, чтобы обобрать трупы. Там находились мусульмане, собиравшие убитых и раненых. О столкновениях между ними ничего не известно, и, таким образом, можно сделать вывод, что каждый занимался «своим делом». На следующий деньармия Салах ад-Дина развернулась недалеко от лагеря крестоносцев, но не атаковала. Рыцари короля Ричард да в свою очередь также не стремились начать бой. Скорее всего, мусульмане таким образом стремились поддержать дух в своих войсках. Затем серьезно заболевший Салах ад-Дин увел свою армию на юг, чтобы защитить обоз, расположившийся на северном берегу реки аль-Ауджа, близ Мадждал Яба.

Итог сражения

Итог сражению при Арсуфе и осаде Акры подвели историки Лайон и Джексон. После этих событий, писали они, «ему [Салах ад-Дину] было трудно одержать победу, но и франки все еще могли проиграть. Они добились бесспорного успеха, однако бегство мусульман оказалось своего рода тактическим ходом... Франки, однако, были в состоянии разгромить их, и Салах ад-Дин вновь быстро сплотил армию. Он мог рассчитывать на подкрепления, а франкам нечем было восполнить свои потери и, кроме того, крайне сложно было найти замену своим погибшим боевым коням».В итоге падение Акры стало более серьезным ударом для Салах ад-Дина, чем его неудача под Арсуфом. Это было серьезное стратегическое поражение, стоившее ему значительных потерь, в том числе понесенных элитными подразделениями, а также военных машин, материалов и практически всего морского флота. Последовавшие одно за другим падение Акры и сражение при Арсуфе также нанесли очень тяжелый удар по авторитету Салах ад-Дина. Крупных сражений больше не было, но армии теперь вели маневренную войну. Салах ад-Дин решил уничтожить укрепления Аскалона и сосредоточить свои войска в Иерусалиме. Хотя Ричард намеревался двинуться к Аскалону из Яффы, в начале октября он все же начал с Салах ад-Дином переговоры, которые продолжались до конца месяца. Затем к ним присоединились прибывшие из Тира представители Конрада Монферратского.

И вновь крестоносцам не удалось договориться между собой. Большинство советников Салах ад-Дина предпочло иметь дело с Ричардом, которому предстояло вернуться в Европу, чем с Конрадом, оставшимся на Святой земле.Крестоносцы теперь заняли Рамлу, и их стычки с мусульманами становились все более интенсивными. Ричарду не удалось в конце декабря начать наступление на Иерусалим, так как сначала ему пришлось обезопасить свои линии коммуникаций, по которым он получал продовольствие для армии. Моральный дух крестоносцев был все еще очень высоким, но многие из них понимали, что в случае нового наступления армия Ричарда может оказаться в ловушке. Ряд современных исследователей предполагает, что позиции Салах ад-Дина были настолько слабыми, что он, скорее всего, не удержал бы Иерусалим. Тем не менее, 8 января Ричард отдал приказ об отходе.

Последние операции

В феврале в стане крестоносцев возник новый конфликт.В ходе возобновившихся переговоров с Салах ад-Дином главным спорным вопросом стал Аскалон. В начале апреля к Ричарду прибыли посланцы из Англии, умолявшие его вернуться домой, где власть узурпировал его брат-принц Джон, после чего Ричард созвал совет, чтобы выбрать нового Иерусалимского короля. Для него стало полной неожиданностью всеобщее стремление сменить на троне Ги де Лузиньяна Конрадом Монферратским. Казалось, что главный повод для разногласий в стане крестоносцев устранен, но 28 апреля Конрад был убит (скорее всего по заказу одного из своих политических противников).Тем временем Салах ад-Дину также пришлось заниматься внутренними проблемами, возникшими в области Джазира. Когда известия об этом дошли до Ричарда, он немедленно отказался от почти полностью согласованных условий мира с Салах ад-Дином. Крестоносцы двинулись к Бейт-Нубе, где они оставались в течение месяца. Тогда король Ричард впервые в жизни увидел Иерусалим. В июне он напал на большой караван, двигавшийся из Египта, и захватил богатую добычу, много продовольствия, тысячи груженых верблюдов и лошадей.

1 июля Салах ад-Дин вызвал своих военачальников в Иерусалим. Ситуация складывалась крайне серьезная.
Многие из солдат султана опасались, что осада Иерусалима закончится так же, как и осада Акры-падением города и резней его защитников. Салах ад-Дин передал управления городом наместнику, а сам возглавил армию, развернутую на подступах к Иерусалиму. Казалось, что столкновение неминуемо, но вечером от 3 июля наблюдатели сообщили султану, что крестоносцы покинули свой лагерь, но затем повернули обратно. Все это было следствием очередных противоречий в стане крестоносцев между Ричардом, который хотел уйти, и франками, которые хотели атаковать Иерусалим. На следующий день крестоносцы все же отступили. Меньше чем через неделю Ричард послал Салах ад-Дину очередное послание, предлагая возобновить переговоры.

Крестовый поход близится к концу Пока переговоры медленно продвигались вперед, позиции Салах ад-Дина, постепенно подтягивавшего подкрепления, все более усиливались. Основным предметом обсуждения оставалась судьба Аскалона. В июле Салах ад-Дин попытался захватить Яффу, но Ричард отразил удар. Последнее серьезное сражениесостоялось 4 августа-это была очередная неудачная попытка напасть на Яффу.

В очередной раз возобновились переговоры. В конце августа Ричард тяжело заболел, здоровье Салах ад-Дина также оказалось подорвано. Армия крестоносцев была деморализована, но и мусульманские войска слишком ослабли, испытывали проблемы со снабжением и не смогли использовать в своих интересах возник шие у противника проблемы. 1 сентября были составлены окончательные условия перемирия. Ричард подписал их на следующий день, а представители Салах ад-Дина-днем позже. Военные действия полностью прекратились, и многие прибывшие из Европы крестоносцы смогли совершить паломничество в Иерусалим, причем их охраняли мусульманские войска. 10 сентября большая часть войск Салах ад-Дина была распущена по домам. 9 октября король Ричард отплыл из Акры в Европу. 3-й крестовый поход закончился.