Города вставшие на защиту Карфагена

Все римские атаки потерпели неудачу. Как сообщает историк Полибий, Марцелл с горечью шутил: «Архимед угощает...корабли морской водой, а арфистов [самбуки] как бы с позором прогнали с попойки палочными ударами!». Так завершилась попытка взять Сиракузы с моря. Ливий продолжает: «Посоветовавшись, решили: так как любая попытка была в посмеяние для врага, от них отказаться, держать город в осаде и препятствовать подвозу продовольствия с суши и с моря».Однако попытка отрезать Сиракузы от снабжения продовольствием и других поставок оказались трудной задачей. Когда началась война с Сиракузами, некоторые города отказались подчиняться Риму, и карфагеняне решили, что в этой ситуации у них появилась возможность напасть на Рим. Карфагенский военачальник Гимилькон, который с флотом курсировал в районе Сицилии, по возвращении в Северную Африку стал активно убеждать карфагенян в том, что настало время отправить наземные войска на Сицилию, причем эту позицию поддерживали письма от Ганнибала. Он вернулся на остров с 20 ООО пехотинцев, 3000 всадников и даже дюжиной боевых слонов, это не считая сильного флота. Гимилькон высадился в порту Гераклея и через несколько дней взял находившийся неподалеку город Агригент.


Города, вставшие на сторону Карфагена, теперь надеялись изгнать римлян с Сицилии. Эти настроения, проникшие в осажденные Сиракузы, привели к тому, что было принято решение разделить силы. Экипид должен был остаться в городе и обеспечить его защиту, в то время как Гиппократу надлежало выступить в поход и соединиться с Гимильконом. Выполняя это решение, Гйппократ ночью прошел через плохо охраняемый участок римских линий и начал развертывать лагерь около Акрилла. Однако пока его войска совершали этот маневр, их захватили врасплох римляне Марцелла. Сиракузская пехота была отрезана, а Гиппократ и его конница были вынуждены спасаться бегством, хотя через несколько дней им все же удалось соединиться с Гимильконом у реки Анап примерно в 13 км от Сиракуз. В это время к берегам Сицилии подошли примерно 30 римских квинкверем, которые высадили у Панорма еще один легион. Шмилькон надеялся заманить эти войска в засаду, когда они будут добираться до Сиракуз, но римляне обманули его, неожиданно двинувшись маршрутом вдоль побережья. Недалеко от города они соединились с войсками Аппия Клавдия. Поняв, что римляне перехитрили его, а также определив, что позиции противника в районе Сиракуз неудобны для атаки, Гимилькон отвел свои войска от города.

Оставшуюся часть года карфагеняне, сиракузцы и римляне провели в позиционных боях. Гимилькону удалось взять город Мургантия, где находились большие запасы продовольствия, и жители которого выступили против римского гарнизона. Пример Мургантии ободрил другие города. В Энне командир римского гарнизона Луций Пинарий заподозрил, что жители готовят восстание против римлян. Он не стал ждать, когда окажется в западне, и устроил кровавую бойню, уничтожив множество местных жителей. Это позволило сохранить город под властью Рима, но в то же время закрепило в сознании сицилийцев за римлянами репутацию оккупантов и палачей. Энна также была крупным религиозным центром, и в числе легенд, ходивших среди ее жителей, была одна о похищении богом подземного мира дочери богини плодородия. Таким образом устроенная римлянами резня получила сакральное значение. Если Марцелл и надеялся с помощью «умиротворения» Энны удержать другие города от восстания, то фактически его действия имели обратный эффект. Карфагенский флот из 55 галер вошел в Сиракузскую гавань, но с приближением зимы он решил вернуться в Северную Африку, чтобы не быть пойманным в ловушку в гавани сильным римским Сицилийским флотом. Противники подготовили свои лагеря к зимовке. Шппократ ушел в Мургантию, а Шмилькон разместил свои зимние квартиры в Агригенте. Основной базой войск Марцелла стал Лев, находившийся в 7 км к северу от Сиракуз. Его новый заместитель, Тит Клавдий Криспин, возглавил римский флот и старый римский лагерь в Олимпии, расположенный в 2 км к западу от города. Когда наступил 213 год до н.э., ни одна из сторон не могла похвастаться решающим преимуществом перед противником.