Гибель Абд Ар-Рахмана



Неожиданное нападение на мусульманский лагерь закончилось катастрофой для армии аль-Гафики, который погиб во время этой атаки.Хроника Фредегара», которая, как принято считать, является одним из наиболее надежных источников, содержащих сведения о битве при Пуатье, сообщает, что христианская армия атаковала мусульманский лагерь примерно в середине сражения. Традиционно этот удар расценивается как фланговый маневр, и, скорее всего, его совершил принцепс Эд, командовавший аквитанской конницей и хорошо знавший местность.

Мусульманский лагерь, вероятно, располагался на защищенных позициях на холмах, однако успех фланговой
атаки свидетельствует о том, что на других направлениях его позиция была уязвима. Одним из возможных мест его расположения является вершина холма к северу от заболоченных берегов небольшой речушки, берущей свое начало из ключа и затем впадающей в Клён несколько выше Муссе-ле-Батель.

Маловероятно, что мусульманский лагерь остался совсем без защиты, особенно учитывая высокий уровень профессионализма военнослужащих армий Омейядов в целом и Абд ар-Рахмана аль-Гафики, как военачальника, в частности. Однако, возможно, известие о появлении противника в тылу заставило основную часть мусульманской армии отступить,чтобы защитить имущество, добычу, а возможно, и свои семьи. Североафриканский хронист Абд аль-Вахид Данунн Таха обвиняет в поражении мусульманской армии «ненадежных берберов», которые, как он пишет, были больше всего озабочены защитой своих семей, обычно сопровождавших их в походе. Вполне возможно, что первая атака на мусульманский лагерь состоялась днем или ранним вечером 25 октября. После этого мусульмане отошли к своему лагерю, чтобы защитить его, а войска Карла Мартелла перешли в наступление.Во время обороны лагеря Абд ар-Рахман аль-Гафики был смертельно ранен, скорее всего, копьем, брошенным в него всадником. Ничего не известно о том, какие изменения в командовании мусульманской армией произошли после его смерти. Можно предположить, что ее возглавил Абд аль-Малик ибн Катан аль-Фихри, позднее ставший преемником аль-Гафики на посту вали аль-Андалуса.

Отступление мусульман

Мусульманская армия воспользовалась тем, что на поле боя спустилась ночь, и отступила, сохранив порядок в своих рядах. Мусульмане оставили свой лагерь целым и невредимым, возможно, чтобы задержать франков и ввести их в заблуждение, заставив подумать, что армия противника остается на своих позициях. Мусульман не преследовали ни ночью на 26 октября, ни даже на следующий день. Основные силы отступающей армии ненадолго задержались у все еще занимаемых христианами укреплений Пуатье, а затем остановились южнее этого города.Армия Карла Мартелла была готова к возобновлению сражения на следующий день и собиралась вновь атаковать лагерь мусульман, но обнаружила, что он оставлен своими защитниками. Северяне занялись грабежом, в то время как Карл Мартелл больше беспокоился из-за серьезных проблем, ожидавших его в Германии, на рейнской границе Франкского королевства. Вскоре он через Орлеан и Осер ушел на север.

Судя по всему, преследование отступающей мусульманской армии было поручено Эду, принцепсу Аквитании. Мусульмане отступали в полном порядке и либо соединились со своими войсками в долине Роны, либо добрались до подконтрольной Омейядам территории-города Нарбонны в Септимании.
Отрывочные сведения, содержащиеся в местных преданиях, свидетельствуют, что мусульманские части, отрезанные от основных сил к западу от реки Клён, отступали менее организованно. Некоторые аквитанские хроники сообщают, что мусульмане, придя на юг, вновь организовали набеги и разорили находящиеся там земли. Пострадали Пуату, Лимузен и, возможно, Перигё, Керси, Альбигуа, а также Тулузен.

Все, что касается потерь мусульман в битве при Пуатье, окутано легендами.Восточные хроники изображают это сражение как незначительное, а поражение в нем и, соответственно, потери, как не заслуживающие внимания (особенно в сравнении с предыдущим поражением в битве при Тулузе). Некоторые средневековые хронисты объясняли умалчивание этого события в мусульманских источниках тем, что разгром войск Омейядов считался оскорблением для мусульман и, таким образом, был недостоин упоминания.Действия главных мусульманских войск, отступивших через долину Роны, однако, не были характерны для разгромленной и бегущей армии. С другой стороны, те части, которые отступали западнее, видимо, понесли серьезные потери, пока пробивались в Испанию через Пиренеи. Тем не менее необходимо отметить, что у нового вали аль-Андалуса не возникло трудностей с формированием новой армии в следующем году.