Энергичные действия Марко Квирини

На северном участке турецкие корабли попытались обойти с фланга венецианскую эскадру, но энергичные действия Марко Квирини спасли положение. В 10:00 северные крылья обоих флотов начали непосредственное сближение друг с другом, а через 20 минут началось сражение. Первым огонь открыл один из двух галеасов, приданных центральной эскадре. Оба галеаса северного крыла христианского флота открыли огонь в 10:30, сконцентрировав его на одной из самых больших турецких галер.

С третьего залпа им удалось добиться попадания в ее носовую часть, после чего галера начала тонуть.
Через несколько минут головные турецкие галеры подошли к двум галеасам и, разделившись на три группы, попытались обойти их. Командир северного крыла турецкого флота Мехмед Сулик-паша, получивший прозвище «Сирокко», намеревался атаковать противника во фронт двумя третями своих сил, в то время как остальные корабли (на северном фланге) должны были двигаться вдоль берега и обойти фланг противника, зайдя ему в тыл.Примерно в 10:40 северные крылья христианского и турецкого флотов схлестнулись в жестокой схватке. Шум боя был слышен даже на южных флангах флотов, отстоявших от него почти на 5 км. Поскольку места для сложных маневров не было, стороны быстро сошлись в рукопашной схватке. На самом фланге, у берега, семь турецких галер попытались обойти христианский флот - в том месте находился флагманский корабль Барбариго. Прежде чем он успел что-либо предпринять, туркам удалось окружить и потопить четыре крайние венецианские галеры. От более серьезных потерь венецианцев спас сильный огонь с галеасов, который расстроил строй турецких галер.


Кульминацией боя стал момент, когда лантерну Барбариго окружили пять турецких галер, которые пытались взять венецианский флагманский корабль на абордаж Сам Барбариго, находясь у грот-мачты, руководил действиями своих подчиненных, отражавших ожесточенный натиск турецких абордажных партий. В один из моментов боя он поднял забрало, чтобы отдать приказание своему помощнику, и тотчас был смертельно ранен стрелой в глаз. Увидев, что их командир упал на палубу, команда флагманской лантерны дрогнула, но тут на помощь ей подоспели галеры резерва, которые отбросили турок.
Фланговый маневр «Сирокко» был довольно успешным, но в то же время дал христианскому флоту возможность
изолировать правое крыло турецкого флота от основных его сил. Корабли Марко Квирини, командовавшего правым флангом левого крыла христианского флота, пока не вступили в бой, поэтому Квирини принял решение выйти на левый фланг своего крыла и обойти, таким образом, фланговым маневром турецкие корабли, зайдя им в тыл и прижав к отмелям.

Командиры многих турецких галер, поняв, что путь к отступлению им отрезали, стали выбрасывать свои корабли на отмель, где подверглись орудийному обстрелу галер противника, в то время как не успевшие выйти из боя корабли оказались под натиском превосходящих сил христианского флота. На некоторых турецких галерах к тому же взбунтовались рабы-христиане. Смелое решение Марко Квирини оказалось своевременным и принесло победу. К часу дня все северное крыло турецкого флота было уничтожено. В плен попали сотни турок, включая и самого «Сирокко». Мехмед Сулик-паша был тяжело ранен и попросил победителей убить его, чтобы прекратить страдания, что и было сделано. Вскоре после этого от раны в глаз скончался Барбариго. Последнее сражение Барбариго принесло его подчиненным победу, но все же настоящим героем сражения на северном фланге стал Марко Квирини - именно благодаря его своевременной инициативе турецкая эскадра правого крыла флота Али-паши была наголову разгромлена.