Король Эдуард потерял контроль над своими войсками


К Стерлингу подошла мощная английская армия, но уже в первых стычках с шотландцами король Эдуард терял контроль над своими войсками.К1314 году всего два шотландских замка - Ботвелл и Стерлинг - оставались в руках англичан. Ботвелл стоял обособленно и не представлял угрозы, поэтому Роберт Брюс мог полностью сосредоточиться на замке Стерлинг, который стоял на пути с севера на юг Шотландии. Осада была поручена Эдуарду Брюсу, который смог договориться с Филиппом Моубри, руководившим обороной замка, что Стерлинг будет сдан, если осада не будет снята до 24 июня. Роберт Брюс был не в восторге от столь рыцарского поступка своего брата - он понимал, что подобное соглашение фактически обязывает Эдуарда И предпринять активные действия и снять осаду в указанный срок.В начале марта 1314 года Эдуард II распорядился собрать сильную армию в Берике, на границе с Шотландией.

Сам он отправился на север в сопровояеде-нии клерков из его правительства, которое ни на минуту не прекращало работу. 17 июня английские войска пересекли границу и направились к Ламмермур-Хиллс. Граф Пембрук, который хорошо знал эту местность, был отправлен вперед во главе конного отряда, но никаких признаков противника не обнаружил. Средневековый хронист, известный как монах из Мальмсбери, зафиксировал в свом труде «Жизнеописание Эдуарда Второго»: «Никогда еще в наше время такая большая армия на покидала пределы Англии. Множество телег растянулось почти на двадцать лиг».

19 июня армия достигла Эдинбурга, где оставалась до 21 июня, ожидая прибыли отставшей пехоты и обоза. Марш возобновился и уже к субботе 22 июня передовые части английской армии оказались менее чем в 16 километрах от замка Стерлинг.Приблизившиеся 23 июня к позициям осаждающих замок шотландцев английские силы состояли исключительно из
конницы, пехота все еще была на подходе, а обоз еще больше отстал. Шотландская армия была сведена в три отряда, будто бы изготовившись к отступлению: Томас Рэндольф, граф Морей, возглавлял авангард, находившийся ближе всего к Стерлингу; Эдуард Брюс командовал центром, располагавшимся к югу от Рэндольфа; еще южнее и дальше всех от Стерлинга находился король Роберт с арьергардом.


Маршрут наступления английской армии был ограничен торфяниками, с запада - поросшей вереском возвышенностью, а с востока - заболоченной низменностью речной поймы Стерлинга, так что единственно возможный путь - по дороге между. Дорога огибала Нью-Парк, отделенный от англичан открытым участком в районе Бэннокберна («берн» значит небольшая река или ручей). К востоку от Нью-Парканаходился Белкидерок, местность с пахотными полями и плоской поймой Бэннокберна и Пелстримберна.Нью-Парк был охотничьим угодьем, протянувшимся примерно на 1,6 километра с севера на юг и на 3,2 километра с востока на запад. Шотландцы заняли позиции в том месте, где главная дорога уходила в лес - оно так и именовалось: «вход». Здесь они были скрыты от приближающегося противника. Брюс приказал вырыть ряд ям рядом с дорогой, каждая около полуметра глубиной, в каждую был воткнут кол.

 



Рано утром в воскресенье шотландцы услышали многоголосый шумприближающейся армии, в то время как их конница следила за передвижениями англичан в районе Фолкерка. Сэр Филипп Моубри выехал из замка, чтобы сообщить Эдуарду II, что по сути соглашения с шотландцами замок теперь можно считать свободным, и войскам не стоит двигаться дальше, поскольку Брюс, судя по всему, собирается отступить. Он попытался предупредить Эдуарда о силе шотландской армии, но король, судя по всему, проигнорировал его советы.Впрочем, мнение короля в тот момент не было решающим, английские передовые силы находились вне его контроля и действовали по собственному разумению. Беспорядок в управлении войсками увеличился еще больше из-за того, что Эдуард назначил своего молодого племянника - графа Глостера - и лордом-верховным констеблем, и командующим авангардом.В то время как после полудня Эдуард и его окружение собрались на совет, чтобы решить, дать ли сражение сегодня или же разбить лагерь и переночевать, авангард - во главе с Хемфри де Боханом, графом Херефордом, его братом Гилбертом и его племянником Генри -атаковал отступающих шотландцев.

Когда из леса появились шотландские копейщики, Генри де Бохан узнал Роберта Брюса, который руководил построением своих войск. Горячий Бохан бросился на шотландского короля, но Брюсу удалось увернуться от удара копья. После
этого Брюс вступил в схватку с Боханом и нанес ему сокрушительный удар топором, разбивший и шлем и голову. Попытавшийся защитить тело своего господина сквайр Бохана был убит бросившимися вперед шотландцами. Стена из копий отбросила английских всадников, которые оказались слишком далеко от своей пехоты, но, впрочем, они отступили без значительных потерь в дальнейшем.Пока всадники де Бохана мчались к Нью-Парку, сэр Роберт Клиффорд вел на север сильный конный отряд - численностью от 300 до 800 человек, стремясь обойти вокруг Нью-Парк и выйти к замку, обогнув левый фланг шотландской армии. Наступление Клиффорда не встречало сопротивления, пока он не достиг церкви Св. Ниниана, возвышавшейся над заболоченным Пелстримберном. Брюс осознал угрозу, которую мог создать этот маневр англичан, и приказал графу Морею ликвидировать прорыв. Граф Морей имел не более 500 бойцов, но все же решил встретить англичан в открытом бою, несмотря на опасность обхода английской конницей.

Морей развернул ряды своего отряда так, чтобы копейщики могли встретить противника и с фронта, и с тыла. Без поддержки лучников английская конница не могла прорвать плотные ряды шотландцев, которые своими острыми копьями кололи оказавшихся слишком близко английских лошадей, а затем добивали сброшенных на землю седоков. В конце концов, король Роберт отправил Джеймса Дугласа поддержать Морея, и уже Sjfeg. одного его появления в этом районе оказалось достаточно, чтобы отряд Клиффорда бежал.Поражение Клиффорда завершило боевые действия в этот день. Победа графа Морея не только остановила наступление англичан к замку Стерлинг, но - и что еще более важно - доказала, что шотландские копейщики могут успешно противостоять английской коннице. Все еще надеясь одержать победу лобовой атакой, Эдуард II решил отправить всю свою конницу и, возможно, часть пехоты в заболоченную пойму Белкидерока, где и разместить на ночлег. Английские солдаты провели тревожную бессонную ночь.

Тем временем Роберт Брюс держал совет со своими командирами. Несмотря на достигнутые успехи, он был склонен избежать генерального сражения. Он как раз размышлял над тем, стоит ли отступить, когда под покровом темноты к нему прибыл шотландский рыцарь сэр Александр Сетон, до этого служивший в рядах английской армии, но теперь решивший перейти на сторону Брюса. Сетон сообщил о беспорядке, царящем в войске англичан, и о недостатках командования. Он поклялся своей жизнью, что если Брюс утром атакует противника, то безусловно добьется победы. Шотландские командиры согласились с его словами. Решение было принято.