Боевые действия спартанцев

Фукидид сообщает о том, как Демосфен разместил свои войска, прикрывая позиции у моря, и описывает его тактику следующим образом: «Даже численность врага не должна нас чрезмерно устрашать. Сколько бы ни было врагов, им из-за затруднительности высадки придется вступить в сражение с нами небольшими отрядами... Вам, афиняне (я убежден в этом), из опыта известно, какой сложной является задача высадки с кораблей пред лицом врага, если он стойко сопротивляется и не отступает, не опасаясь ни силы прибоя, ни грозного натиска кораблей».Видимо, спартанцам пришлось при высадке выстраивать свои корабли друг за другом нос к корме,вместо того, чтобы подвести корабли непосредственно к берегу и там высадить войска. Обычно первые оказавшиеся на берегу воины вытаскивали корабли на берег на канатах, что было при существующих условиях просто невозможно. Фукидид пишет, что эта тактика было рискованной и даже безнадежной, и, таким образом, у Демосфена были серьезные основания полагать, что ему удастся отбить атаку.В назначенное время спартанцы пошли в наступление одновременно на суше (с востока) и с моря (с запада). Спартиат Фрасимелид высадил своих воинов именно там, где ожидал Демосфен. Фукидид сообщает:

«Поскольку большое количество кораблей одновременно не могло принимать участие в высадке, спартанцам пришлось разделить свою эскадру на маленькие отряды и пытаться произвести высадку очередями... Среди прочих особенно отличился Брасид, который сам командовал триерой. Замечая, что другие триерархи или кормчие из-за трудности высадки (там, где она, во всяком случае еще казалась возможной) и опасаясь за целость своих кораблей, не хотели идти вперед, он убеждал их, крича зычным голосом, что стыдно им ради сохранения нескольких досок позволять врагу возводить укрепление на их земле, что они должны произвести высадку, хотя бы ценой разбитых кораблей. Союзникам же Брасид приказывал за все великие благодеяния лакедемонян принести в жертву их корабли и, причалив к берегу, любой ценой осуществить высадку, во что бы то ни стало одолеть врага и захватить укрепление. Воодушевляя таким образом других, Брасид велел кормчему своего корабля причалить к берегу. Он вступил на сходни, но при попытке сойти на берег был оттеснен афинянами и, израненный, упал без сознания на носу корабля. При этом его щит оказался за бортом (потом его прибило к берегу, и афиняне сохранили его в качестве трофея в память об этой битве на берегу)». Брасид, вероятно, стал первой потерей и, безусловно, самой тяжелой, но Фрасимелид продолжил попытку высадиться.

Фукидид не сообщает подробностей о бое со стороны суши, однако, понятно, что каких-либо серьезных успехов атакующим достичь не удалось. Спартанцы должны были использовать лестницы, чтобы перебраться через стену, но их везде встречали гоплиты, поддерживаемые псилами. Гоплиты вели бой, вооруженные копьями и щитами. Псилы сражались рядом с ними, используя копья, багры, топоры и дубинки. Вместе с лучниками они осыпали нападавших разными снарядами: стрелами, дротиками, но главным образом камнями. Бой на обоих участках продолжался весь этот день и возобновился на следующий, но затем спартанцы отступили.На следующий день они отправили несколько кораблей к Асини, чтобы собрать там материал, из которого можно было построить осадные машины. Осаждающие, вероятно, предполагали доставить необходимую древесину и построить тараны и осадные башни, а также большие раздвижные лестницы. Греки во время осады обычно старались заморить противника голодом или пытались найти в городе предателя, который мог бы впустить осаждающих. Однако, учитывая приближение афинского флота, время работало против спартанцев, тем более что вероятность найти предателя была небольшой. Фукидид считает, что спартанцы прекратили атаки с суши и моря одновременно, поскольку афиняне успешно отбили все нападения с суши.