Битва при Артемисии



Героический подвиг греков во главе со спартанским царем Леонидом при Фермопилах несколько затмил собой победу греческого флота в битве при Артемисии, хотя она была даже более важной, чем сражение в проходе. Ведь, если поражение греков на суше было поправимо, поскольку разгромленный отряд был относительно небольшим по численности, и войска у греческих союзников еще имелись, то поражение греческого флота при Артемисии - с потерей значительного количества кораблей - могло привести к поражению в войне в целом. Быстро построить новый флот триер грекам не удалось бы.

В первый день битвы при Артемисии персидский флот не предпринимал активных действий, греки же после военного совета ближе к вечеру решили атаковать противника первыми. Увидев приближающиеся греческие триеры, персидский флот начал сниматься с якоря и вышел навстречу, попытавшись затем окружить греческие корабли. Впрочем, вряд ли в этом бою принимали участие все корабли обоих флотов: персы еще не починили все поврежденные штормом корабли, а греки, получив сведения о посланных в их тыл судах, действовали чрезвычайно осторожно.

В ходе боя греки применили новый тактический прием. Вот что пишет по этому поводу Геродот: «Эллины по первому сигналу трубы повернули носы кораблей на врага, а кормами сдвинули их в середину друг против друга. По второму сигналу эллины начали атаку, хотя и были стеснены ограниченным пространством, так что могли плыть только прямо». Геродот утверждает, что греки захватили 39 персидских кораблей, но бой был скоротечным - наступила ночь, и корабли противников отошли на исходные позиции.С наступлением темноты разразился ливень, и поднялся сильный ветер. Тела погибших в бою и обломки кораблей, как утверждает Геродот, прибило  волнами к персидским кораблям, стоявшим в Афетской бухте, что отнюдь не способствовало поднятию боевого духа персов и их союзников. В ту же ночь, по словам Геродота, шторм разметал корабли отряда, направленного в тыл грекам.Ко второму дню битвы греки получили подкрепление - 53 корабля, кроме того, стало известно о гибели ночью крупного вражеского отряда кораблей. «Эллины дождались того же часа дня, как и в предыдущий день, и затем напали на киликийские корабли. Уничтожив эти корабли, они с наступлением темноты возвратились назад к Артемисию», -пишет в своей «Истории» Геродот.

В первый день сражения при Фермопилах - также первый день битвы при Артемисии - лобовые атаки персов против укрепившихся на остатках некогда построенной в ущелье защитной стены воинов во главе с царем Леонидом не дали практически никакого результата. Однако на второй день персам стало известно о существовании обходной тропинки, по которой можно было выйти в тыл защитникам. Ночью крупный отряд «бессмертных» двинулся в обход.На третий день битвы при Артемисии персы решили не отдавать инициативу вновь в руки противника и в середине дня первыми начали боевые действия. Вначале греческий флот выжидал, но когда персидские корабли выстроились в виде полумесяца, стараясь зайти к противнику с флангов, греки вновь на полном ходу ринулись в атаку.


«Силы противников в этой битве были равны, - пишет Геродот, - потому что флот Ксеркса из-за большого числа кораблей и их величины сам себе причинял урон: корабли нарушали боевой порядок и сталкивались друг с другом... В этой битве из Ксерксовых воинов отлично сражались египтяне. Они совершили много подвигов и, между прочим, захватили пять эллинских кораблей со всеми людьми. На стороне же эллинов в этот день особенно отличались афиняне...». Впрочем, персам так и не удалось окружить и разгромить греков, а греки не смогли нанести поражение персам, и после боя оба флота вернулись на исходные позиции. Потери с обеих сторон были большими (у афинян более половины кораблей были повреждены), но с учетом превосходящего по численности персидского флота для греков они были, конечно, более чувствительны. Трезво оценив сложившееся положение, командование греческого флота решило «отступить во внутренние воды Эллады» в направлении на Саронический залив. К тому же гибель отряда под командованием царя Леонида в Фермопильском проходе означала, что больше не имело смысла удерживать пролив, не допуская противника к побережью в тылу сухопутных войск. Во главе колонны двинулись корабли коринфян, тогда как афинские корабли сформировали арьергард.

На следующий день, получив известие об отступлении греческого флота, персы двинулись к Артемисию, где стояли на якоре до полудня, а затем направились далее в Гистиэю и в итоге соединились с сухопутной армией, прошедшей Фермопильским проходом. Затем армия персов продолжила движение на юг, оккупировала Дориду и вторглась в Фокиду, однако большинство фокийцев бежали на высоты Парнаса и в более удаленные земли. Персы шли дальше, разрушая и сжигая все, что попадалось на пути. В Панопее персидская армия разделилась на две части: большая из них во главе с царем двинулась в направлении Афин и вошла в дружественную Беотию, а другая направилась к дельфийскому святилищу (этот поход закончился полным провалом, и остатки войск вернулись к главным силам).

Согласно Геродоту, после подхода к Саламину афиняне узнали, что пелопоннесцы не прислали ополчение в Беотию, а готовятся защищать только Пелопоннес и потому заняты укреплением Истма. В сражении за остальные регионы Эллады они участия принимать не собирались. В то же время, узнав о прибытии флота из-под Артемисия в район Саламина, туда стали стягиваться остальные силы объединенного греческого флота - подошло еще больше кораблей от многих городов. В общей сложности, по данным Геродота, греческий флот насчитывал 378 крупных боевых кораблей, исключая 50-весельные. Персидский флот, вероятно, стоял в Фалере и Пирее, афинских гаванях, поскольку Ксеркс I занял Афины, из которых почти все население эвакуировалось - осталась лишь небольшая группа, укрывшаяся в Акрополе. Все защитники были истреблены, а храм разграблен и сожжен. После этого Ксеркс I отправил в Сузы послание о своих успехах.