Битва на Босуортском поле

Когда армии Ричарда III и Генри Тюдора сошлись на Босуортском поле, король и претендент на престол впервые встретились в открытом бою. В ночь войска положились на караульных и лазутчиков, а примерно в 05:15 взошло солнце. Ричард спал плохо, мучимый видениями, в которых его окружали демоны. Во время Войн Роз постоянно усиливалось влияние могущественных великих лордов, контроль за которыми король фактически утратил, хотя именно их действия должны были определить исход сражения. «Демоны» в видениях Ричарда, возможно, олицетворяли именно этих людей. Ричард также отдавал себе отчет в том, что какая бы из сторон ни одержала победу при Босуорте, она обрушит на проигравших ужасные репрессии.

Где точно происходило сражение, не установлено до сих пор. В ранних источниках упоминается «Redmore» или  Rede тоге», что может означать красную глинистую почву или камышовое болото (reed moor) у ручья напротив Дадлингтона. Более позднее примечание к генеалогическим свиткам XV века относит сражение к «Brownehethe>, вероятно, все то же искаженное «камышовое болото». Первое упоминание о Босуорте как о месте сражения обнаруживается в Great Chronicle of London («Большая хроника Лондона»), где так обозначена местность в «ffyeldys adjoynant», вероятно, потому, что Босуорт был самой ближайшей большой деревней. Из картографического материала наиболее древним является карта Лестершира и Уорикшира Кристофера Сэкстона, датированная 1576 годом, где отмечена местность, имеющая форму овала и обозначенная как «King Ric. feld» («Поле короля Рич.»). Именно на основании ее и составлялись все последующие карты.

От Сатгон-Чини горный хребет тянется на запад мимо заброшенных селений, а затем спускается в низину, которую пересекает русло реки Сенс. Это место, известное как Амбионский холм, впервые упоминается в связи со сражением хронистом Рафаэлем Холиншедом. Примерно в трех километрах к северу находилась деревенская церковь Босуорта. На западе был Шентон, а немного левее поднимался дым от походных коаров Генри Тюдора на склонах Уайт-Мурса. У подножия холма, на южной его стороне, из Лестера по направлению к Уотлинг-стрит шла старая Римская дорога. Недалеко от Амбионского холма находилась довольно обширная заболоченная местность, однако ее точное расположение и степень заболоченности являются предметом продолжающихся споров. Само болото, питаемое весенними дождями и водами реки Сенс, вероятно, являлось лишь частью гораздо более обширной заболоченной территории. Предпринимались попытки «поместить» болото ближе к ручью или вообще за его пределами. Причем в пользу этой версии приводились серьезные аргументы. Ричард, вероятно, занял позицию на вершине Амбионского холма, чтобы наблюдать за действиями противника. Вернувшись, он обнаружил, что в его лагере царит беспорядок. Один хронист сообщает, что Ричард никак не мог найти священника, чтобы тот провел службу для короля. Задержка с богослужением означала также задержку завтрака, а учитывая, что противник начал наступление, утренний прием пищи пришлось вообще отменить.

В то время, когда в стане противника царила неразбериха, Генри Тюдор уже, видимо, выступил из своего лагеря в Уайт-Мурс. Генри встал еще до рассвета. В отличие от своего противника, ему удалось посетить мессу и разделить с соратниками завтрак Затем его войска, вероятно, силой до 5000 человек начали наступление в сторону огромной королевской армии. Хотя войскам Тюдора было намного легче осуществлять маневрирование, чем стоявшим на холме людям Ричарда, все же они пока уступали противнику в численности. Генри решил собрать большую часть своих людей в одно крупное соединение или «баталию», которое он отдал под начало графа Оксфорда, учитывая его высокую репутацию и богатый бое вой опыт. В состав «баталии» должны были входить валлийские лучники, вероятно, под командованием Риса ап Томаса, а также французские и шотландские наемники, которых возглавляли Филибер де Шанде и Бернард Стюарт, соответственно. Большая часть английских тяжеловооруженных воинов в россии была сосредоточена, скорее всего, в небольших отрядах на флангах: справа находился Гилберт Толбот, слева - Джон Сэвидж. В то время как основные части армии двигались впереди, Генри находился в тылу в окружении своих ближайших соратников, среди которых были Джаспер Тюдор, епископ Эксетерский, сэр Джон Чини и отряд его личных телохранителей. Уильям Брэндон нес личный штандарт Генри Тюдора - красного дракона на белом и зеленом фоне.