Афинская блокада

Пошла двенадцатая неделя с того момента, как афиняне заняли Пилос, и военные действия возобновились. Афинский флот теперь насчитывал 70 кораблей, причем в течение дня две триремы непрерывно курсировали вокруг Сфактерии. Ночью корабли занимали позиции вокруг острова и становились на якорь. Однако промежутки между кораблями были все же довольно большими, и когда поднимался ветер, не удавалось закрыть западный, выходящий в море, берег. Пелопоннесцы решили предпринять еще одну попытку взять афинский форт с суши, но пока они дожидались, когда подвезут необходимую для осадных работ древесину.В распоряжении Демосфена теперь было 800-900 гоплитов, но ни один греческий военачальник не решился бы встретиться на поле боя со спартанскими гоплитами, если не имел хотя бы двукратного преимущества. Он также знал, что у большей части имевшихся у него воинов не было достаточных подготовки и вооружения. Большая часть острова была покрыта растительностью, что позволяло гарнизону в случае высадки противника устраивать засады и организовывать неожиданные атаки.

Афиняне теперь испытывали постоянную нехватку продовольствия и воды. Все поставки могли осуществлять только по морю. Количество жилья для гарнизона было ограничено. Отряды афинян должны были занимать его по очереди, спускаясь к берегу для приема пищи, тогда как большая их часть вынуждена была оставаться на стоящих на некотором расстоянии от берега кораблях. Ситуация усугублялась тем, что эта операция занимала очень много времени.Афиняне, вероятно, недооценили выносливость спартанских воинов. Кроме того, правители Спарты призвали добровольцев принять участие в снабжении острова, предлагая гражданам денежные премии, а рабам - свободу. Добровольцы отправлялись из различных пунктов побережья и подплывали к острову с его западной стороны под покровом темноты. Также спартанцы отправляли пловцов с продовольствием.Постепенно ситуация стала вызывать в Афинах беспокойство. Был уже август, и с приближением зимы неизбежно пришлось бы снять блокаду и оставить Пилос. Теперь стало понятно, на что рассчитывали спартанцы. Афиняне начали сожалеть о занятой ими жесткой позиции и стали обвинять Клеона в том, что он обманул их. Клеон предложил немедленно отправить дополнительные войска, объявив, что настоящие стратеги (а в этот год данную должность занимал его политический противник Никий) давно бы уже выступили в поход и решили вопрос с Сфакгерией. Никий ответил, что он и другие стратеги будут рады передать Клеону руководство войсками, и пусть он сам решит создавшуюся проблему. Клеон попытался отказаться, но разъяренная толпа потребовала, чтобы Никий передал полномочия стратега Клеону, который теперь - хотя его и не избрали, как полагалось, по закону - был вынужден согласиться возглавить экспедицию.

Чтобы успокоить афинян, Клеон объявил, что не будет брать с собой граждан, а ограничится лишь выходцами из афинских колоний Лемноса и Имборса, пел-тастами из Эна, а также 400 лучниками. Клеон также пообещал, что за 20 дней он, соединившись с находившимися в Пилосе войсками, высадится на  Сфактерии и доставит спартанцев в Афины живыми или же перебьет их на месте. Эта похвальба показалась афинянам смешной.После формального подтверждения произошедших назначений Клеон попросил Демосфена, который теперь занял пост стратега на 425-424 год до н.э., разделить с ним руководство операцией. Клеон нуждался в опытном помощнике, и Демосфен был идеальным кандидатом. Судя по всему, Клеон знал, что у Демосфена уже был план. Клеон взял с собой именно те войска, которые просил Демосфен. 400 лучников удвоили силу армии. Пелтасты были обучены метанию дротиков, и Фукидид указывает, что их было более 400. Армия численностью примерно в 1200 человек значительно усилила, прежде всего, лучников и метателей дротиков Демосфена, хотя, конечно, любое допол-нительное количество гоплитов также было важно, поскольку они были необходимы для проведения атаки.Клеону требовались по меньшей мере 30 трирем, чтобы доставить свои войска, если их количество не удваивалось за счет гребцов.Вероятно, эта крупная эскадра после доставки Клеона и его войск совершила набег на пелопоннесское побережье.Тем временем события в Пилосе продолжали развиваться. Из-за стесненных условий на борту афинские корабли стали приставать к берегам Сфактерии, чтобы находившиеся на них воины и матросы могли бы приготовить себе еду. Случайно или намеренно, одна из этих команд перед уходом не загасила костер, и огонь быстро распространился на кустарник и подлесок. В результате побережье оказалось очищено от зарослей, что существенно облегчило высадку и открыло проход в глубь острова. Демосфен мог теперь следить за лагерем спартанцев и точнее установить численность противника. Таким образом, получив известия, что Клеон уже в пути, Демосфен начал планировать собственное нападение, и даже запросил помощь у мессенцев и других союзников Афин в этом регионе.