Загадки Второго крестового похода

Крестоносцы, осаждавшие Дамаск, уже находились в кризисной ситуации, когда пришли известия, что войска сильных союзников Унура - правителей из династии Зангидов - находятся на пути к городу.На третий день осады Унур получил известия о растущих разногласиях между военачальниками неприятеля. Возможно, он также знал, что Сайф ад-Дин и Нур ад-Дин находятся в Химсе - достаточно близко, чтобы крестоносцы начали беспокоиться из-за возможного вмешательства Зангидов. Хотя Унур, вероятно, с опаской относился к своим влиятельным северным союзникам, он также понимал, что осада крестоносцев уже начала заходить в тупик. Возможно, Унур преувеличивал влияние угрозы неизбежного вмешательства Зангидов на боевой дух крестоносцев. К тому же практически не вызывает сомнений то, что Зангиды отправили послание руководителям крестоносцев, призвав их либо отступить, либо встретиться в бою с объединенной мусульманской армией.Широко распространенное убеждение, что осада Дамаска была снята в результате «предательства» некоторых представителей знати крестоносных государств, вероятно, отразила настроения местного франкского дворянства, которое не могло позволить себе так долго вести осаду. Однако версия о том, что они были подкуплены Унуром Дамасским, была, скорее всего, вымыслом, а утверждение, что заплаченные им за это деньги оказались фальшивыми, было, конечно же, добавлено, чтобы усилить нравоучительную составляющую легенды.


Действительность была, вероятно, гораздо прозаичней, хотя одной из самых больших загадок Второго крестового похода остается вопрос о том, почему и до какой степени осаждающие изменили свои позиции перед неожиданным отступлением. Когда пришли известия о Нур ад-Дине и Сайф ад-Дине, руководители крестоносцев столкнулись с серьезной стратегической проблемой. Если бы они остались на месте, то Дамаск в течение нескольких ближайших дней получил сильные подкрепления, в то время как они сами оказались бы в уязвимой для контратаки позиции. Если бы крестоносцы двинулись на север, то они могли помешать противнику объединить свои войска, но тогда оказались бы открыты для атаки одновременно с фронта и тыла.Третий вариант состоял в том, чтобы немедленно начать штурм Дамаска с южной стороны, где укрепления считались наиболее слабыми. Арабские письменные источники середины XII века и самые ранние сохранившиеся карты Дамаска свидетельствуют о наличии двух относительно небольших районов в южных пригородах Дамаска, которые были менее плотно застроены или распаханы. Одним является пригород Каср аль-Худжадж («Дворец паломников»), где находилось, судя по всему, всего несколько зданий. Кроме того, существовала большая, примыкающая к рынку отгороженная территория, предназначенная для торговли овцами. К востоку от дороги и этой территории находилось большое кладбище, известное как Привратное.

Третий вариант достаточно активно отстаивал епископ Лангрский, который отправил своих людей провести разведку. Однако он сообщил, что в этом районе мало продовольствия. Очевидно, он не упоминал, что здесь проходил канал Кулайт - то, что осталось от теперь сильно загрязненного Банияса, уже проходившего через Дамаск. В конце концов, крестоносцы еще не нападали на участке южной и восточной стен Дамаска. При этом, видимо, высказывались лишь предложения о переносе лагеря на новое место, а не о снятии осады. Крестоносцы, судя по всему, начали проводить заранее намеченный маневр, а затем пришли к выводу, что успеха они не добьются, и сделали небольшую паузу, после чего уже сняли осаду. Ибн Асакир отмечал, что самая юго-восточная точка, которой смогли достичь франки - это пригород Кайния, который находился к юго-западу от окруженного стеной города.Как бы то ни было, в среду 28 или четверг 29 июля 1148 года огромная армия крестоносцев снялась с позиций и отступила. Мусульмане праздновали победу - снятие осады Дамаска. Вильгельм Тирский кратко сообщает, что «охваченные благоговейным страхом, они возвратились в королевство той же самой дорогой, которой пришли». Однако, согласно Абу Шаме аль-Мавдиси: «Как только стало известно, что они отступили, в течение утра того же самого дня [29 июля] мусульмане бросились в преследование, беспокоя их стрелами и убив множество отставших пеших воинов, всадников и животных... воздух был отравлен разлагающимися трупами до такой степени, что практически везде невозможно было дышать».