Религиозная поддержка крестоносцев

Несколько священников, в их числе и капеллан графа Сен-Жилля, подговорили некоего французского бедняка из крестьян, Петра Варфоломея, и, наученный ими, он объявил, что видел во сне апостола Андрея, который открыл ему «великую тайну». В церкви святого Петра в Антиохии будто бы зарыто копье, которым, по евангельскому сказанию, римский воин Лонгин пронзил бедро. распятого на кресте Иисуса Христа; если крестоносцы найдут это копье, оно чудесным образом поможет им справиться с полчищами  Кербоги.

Тотчас по приказанию Раймунда Тулузского, главного режиссера этой мистификации, в храм, указанный «ясновидцем», отрядили группу рыцарей и священников; чтобы произвести раскопки копья. Подняли плиту, стали рыть землю под ней; копали довольно долго, целый день, и наконец, уже в сумерках —о чудо —на дне ямы показался кусок ржавого железа... Святое копье, то самое, насчет которого апостол Андрей просветил Петра Варфоломея, было найдено и извлечено из земли.

Это копье заранее было закопано в храме святого Петра, и находка его явилась, попросту говоря, мошеннической проделкой графа Тулузского и тех, кто действовал по его поручению. Это сразу стало ясно многим. В «чудо» отказался поверить даже папский легат Адемар. А Боэмунд Тарентский открыто высмеял всю историю со святым копьем. Но те, кто подготовили это «чудо», знали, что делают. Грубый подлог нужен им был  для того, чтобы повысить настроение христова воинства, ждавшего чудес, покончить с дезертирством, укрепить среди крестоносцев веру в скорое избавление от бедствий и в победу над сельджуками. Эта цель была достигнута. Слух о «чуде» тотчас распространился среди крестоносцев. Испытывая в тот момент подъем религиозных чувств, горя желанием прорвать блокаду и спастись от голодной смерти или, в лучшем случае, плена, крестоносцы преисполнились сильным воодушевлением. Чудесное копье наверняка выручит их из беды!

Воспользовавшись готовностью воинов пойти на любой риск и безрассудство ради победы, их уверенностью в том, что святое копье несомненно обеспечит разгром «неверных», Боэмунд (граф Тулузский в это время заболел) разделил войско на шесть отрядов и 28 июня повел их в атаку против «супостата» Кербоги. Изнуренные голодом, крестоносцы с секирами, мечами и копьями в руках шли на бой в каком-то исступлении. Впереди каждого отряда развевалось знамя. А возле одного из знаменосцев бежал, поддерживая на ходу свои белые ризы, капеллан графа Тулузского, Раймунд, неся святое копье, вид которого должен был, по замыслу вождей, придать силы атакующим.

Как нарочно, в это время среди сельджукских эмиров вспыхнули раздоры. Войско мусульман, осаждавшее крестоносцев в Антиохии, значительно сократилось; особенно чувствительно отразился на его боеспособности уход эмира Дамасского. Сельджуки не ожидали выступления франков. И хотя сельджукские лучники стали пускать свои отравленные и бившие без промаха стрелы сразу же, как только увидели вышедшие из ворот отряды крестоносцев, последние сумели в бурном натиске прорвать центр осаждавших. Среди сельджуков вспыхнула паника; завязались рукопашные, один на один, схватки рыцарей с сельджукскими всадниками. Вскоре армия Кербоги была обращена в бегство.

Антиохия окончательно стала добычей крестоносцев. После долгих споров и раздоров право владеть ею было закреплено за Боэмундом Тарентским. В Антиохии образовалось второе государство крестоносцев. Новоиспеченный князь Антиохийский не хотел теперь и думать о походе на Иерусалим. Он добился своего, а святую землю пусть освобождают другие.