Коварный норман

В поисках продовольствия в конце декабря была снаряжена большая экспедиция за Оронт, к югу от города, под командованием графа Роберта Фландрского и Боэмунда Тарентского. С ними ушла чуть не половина крестоносного войска. Но экспедиция пользы не принесла. Близ города Албары на крестоносцев напали силы эмира Дамасского, направлявшегося на помощь антиохийским сельджукам. Правда, нападение было отбито, но с большими потерями для крестоносцев.

Голод особенно усилился в хмурые, дождливые январские дни. Сотни людей буквально умирали голодной смертью. Голодом мучились и животные. По словам летописца, у крестоносцев осталось всего 700 лошадей, да и тех нечем было кормить. Вчера еще беззаботно пировавшие рыцари повесили носы. Некоторые стали покидать лагерь: мужество грабителей оказалось скоротечным. Вместе с другими исчез и Петр Отшельник. За дезертирами снарядили погоню, их вернули, но в лагере воцарилось уныние.

.Однако даже и при таких обстоятельствах крестоносцы не утратили свой стяжательский пыл. Однажды вечером, рассказывает восточный летописец, франки увидели, как мусульмане хоронят на кладбище (оно было за городом) своих воинов, убитых днем в стычке с крестоносцами. Рыцари не тронули этих людей. Но на утре жадные крестоносцы бросились к кладбищу, вырыли мертвецов и ограбили их, унеся с собой драгоценности, захороненные вместе с их прежними обладателями Конечно, утолить голод этим золотом было нельзя, но стремление к грабежу вошло уже у рыцарей в привычку.

Трудности крестоносцев оказались на руку самому хитрому и алчному из их вождей — Боэмунду. Коварный норманн не терялся. Втайне он давно мечтал сесть князем в Антиохии. Боэмунд пронюхал, что командир одной из сторожевых башен на западной части стены попал в немилость к эмиру и сам питает к нему жгучую ненависть. Боэмунд тотчас завязал тайные переговоры с этим военачальником. Вскоре дело было сделано. За крупную сумму тот согласился предать своих и впустить в город рыцарей Боэмунда. Но пойдут ли другие вожди крестоносцев на то, чтобы отдать ему Антиохию, даже за такую услугу?

Когда Боэмунд объявил, что знает способ быстро овладеть Антиохией,— пусть только все поклянутся, что город станет его владением, — «освободители гроба господня» заколебались. С какой стати лишаться добычи, которая наверняка ожидает их в Антиохии. С Запада уже стали прибывать подкрепления: в гавани бросили якорь десятки генуэзских кораблей, потом приплыли суда из Англии; все они привезли строевой лес, нужный для сооружения осадных башен, различные орудия осады. Победа и так не за горами! Больше других противился предложению Боэмунда его соперник, граф Тулузский. Он даже напомнил о присяге, которую вожди принесли Алексею Комнину (ведь Антиохия, мол, по праву принадлежит Византии), хотя сам, как мы знаем, в свое время дольше других отказывался стать вассалом византийского императора.