Поддержка маркиза Бонифация

Гонцы, которых снарядили в Монферрат, известили  маркиза о решении французских сеньоров, и Бонифаций, по возрасту (ему было под пятьдесят) и по житейскому опыту превосходивший многих других князей, со свитой из своих вассалов и слуг в сентябре 1201 года появился во Франции, чтобы возглавить крестовый поход.


Виллардуэн не ошибался, когда расписывал в Суассоне военные и дипломатические таланты маркиза Монферратского.
К этому можно было бы только добавить, что Бонифаций, как и многие другие феодалы из Ломбардии, стремился к расширению своих владений за счет захвата чужих земель, но при этом его больше всего привлекала вовсе не Палестина. Взоры этого феодального хищника были направлены на византийские владения в Греции. В недавние времена сородичи Бонифация добились высоких постов на службе у императора, а одному из них было даже обещано отдать город Солунь — самый важный после Константинополя торговый центр Византии. Правители империи по разным причинам не выполнили эти обещания, но Бонифаций Монферратский был не прочь пойти по стопам своих родственников и заполучить те греческие земли, в которых им не удалось водвориться.


Когда маркиз узнал, что избран начальником крестоносцев, да еще в собственное отсутствие, эта весть несколько озадачила его. Он и не думал до того воевать за Иерусалим. Тем не менее, маркиз по зову гонцов, не колеблясь, выехал во Францию и предстал перед знатью, собиравшейся в поход на Восток. В Суассоне, а затем в Сито была совершена пышная церковная церемония, во время которой Бонифация утвердили в правах верховного военачальника крестоносцев.

Он понимал, что не зря король Филипп II указал на него баронам. Бонифаций догадывался, кому в первую очередь он обязан своим довольно странным избранием. Вместе со своими ломбардцами он поспешил в ту страну, где наверняка рассчитывал найти разгадку случившегося,— в лесистую Германию. Там, при дворе короля Филиппа Гогенштяуфена, сына Фридриха Барбароссы, маркиз действительно узнал все, что его интересовало. Филипп открыл ему, что это он, германский король, постарался вытащить Бонифация из Монферрата во Францию и поставить во главе крестоносцев. Таким образом, подтвердилось то, что предполагал и сам Бонифаций.


Маркизы Монферратские в течение многих лет верно служили императорам гогенштауфенской династии. В то время, когда во Франции полным ходом шли приготовления рыцарства к походу на Восток, при дворе Филиппа Гогенштауфена плелись тонкие интриги, для успеха которых этому королю потребовались услуги Бонифация. Среди феодалов Германии происходила тогда жестокая распря, и мало кто из них собирался принять прямое участие в крестовом походе. Но король Филипп, во всяком случае, не желал оставаться в стороне от крестоносной затеи папства. Мало того, несмотря на то, что король Филипп был занят войной с враждебными ему феодалами Северной Германии (их возглавлял род Вельфов), он надеялся косвенным образом воспользоваться крестовым походом для осуществления честолюбивых замыслов, которые ничего общего не имели с идеей освобождения Иерусалима из-под власти мусульман.