Дорогая помощь Венеции крестоносцам

Через несколько дней послы вторично изложили свою просьбу, на этот раз уже в присутствии многих членов Большого совета. Но и здесь они не получили ясного ответа: их просили еще раз явиться к дожу спустя неделю. Приняв послов в третий раз, Дандоло изъявил согласие помочь крестоносцам. Правительство Венеции не откажется оказать содействие благочестивому предприятию: интересы христианской веры близки венецианцам не меньше, чем кому-либо другому. Поэтому дож, обсудив дело с членами совета, предлагает послам следующие условия, на которых Венеция готова предоставить свои услуги рыцарскому войску. Рыцари креста получат флот, достаточный для того, чтобы перевезти по морю 4500 рыцарей, столько же коней, 9000 оруженосцев и 20 тысяч пехотинцев. И люди и кони будут обеспечены пропитанием в течение девяти месяцев. За это крестоносцы должны уплатить республике 85 тысяч марок серебром. Плату крестоносцы могут произвести не сразу, а в четыре срока, но так, чтобы последний взнос был сделан не позднее апреля следующего, 1202 года. Мало того, из любви к богу Венеция сама снарядит дополнительно еще 50 галер.

Зато все, что крестоносцы с ее помощью завоюют где-либо — на суше или на море, они обязуются честно разделить поровну с Венецией. Если высоких послов эти условия устраивают, заключим договор и приступим к святому делу. Конечно, на это должен еще согласиться народ Венеции. Он, дож, не отваживается брать на себя всей ответственности за столь хлопотливое и опасное дело.


Получив утвердительный ответ от послов, Дандоло, как искусный режиссер, заставил их участвовать в последнем акте поставленной им комедии. Он был разыгран в начале апреля под высокими сводами собора святого Марка — покровителя Венеции. Этот собор был выстроен лет за сто до описываемых событий: он всегда поражал иноземцев и своими размерами, и внутренним убранством, особенно искусной золотой мозаикой. После торжественного богослужения, на котором присутствовало несколько тысяч венецианцев, вперед выступили французские послы. Один из них —это был Виллардуэн, — отдав поклон сперва дожу, потом прочим собравшимся, обратился к венецианцам с короткой речью от имени всего посольства.


В этой речи маршал Шампанский умолял венецианцев сжалиться над Иерусалимом, захваченным язычниками, и ради господа бога, ради того, чтобы отомстить за оскорбления, нанесенные Христу, принять участие в крестовом походе. Бароны Франции, сказал Виллардуэн, обратились к вам потому, что ни один народ не является столь могущественным на море, как венецианцы; и вот мы припадаем к стопам вашим и не встанем до тех пор, пока вы не сжалитесь над святой землей, что находится за морем... Тут Жоффруа Виллардуэн действительно рухнул на колени. То же самое сделали остальные послы. Все это произвело впечатление на присутствовавших.


Затем взял слово Дандоло. Он уже от лица народа повторно изъявил согласие Венеции помочь крестоносцам «в избавлении святынь господних от ига неверных». Судя по его речи, можно было и впрямь подумать, что устами дожа говорит человек, глубоко преданный религии и ни о чем, кроме спасения христианских святынь, не помышляющий. Гул одобрения пронесся по храму, когда Дандоло, кончив, спустился с кафедры. Венецианский народ по воле Дандоло «согласился» помочь крестоносцам флотом, а сам дож, испросив «согласие» народа, предусмотрительно избавил себя от ответственности на случай, если крестовый поход провалится (убыток можно будет взвалить на горожан). Представление, поставленное в соборе св. Марка, было завершено, и казалось, посольство из Франции могло считать свою миссию выполненной.