14 марта 1229 г. Фридрих II въехал в Иерусалим

14 марта 1229 г. Фридрих II въехал в Иерусалим, куда уже прибыли толпы паломников и крестоносцы, в большинстве своем немцы и англичане. Двумя днями позже в церкви Гроба Господня состоялась коронация. Герман фон Зальца и тевтонские рыцари окружали германских, английских и сицилийских епископов, находящихся в Святой земле. Император взял корону, лежащую на алтаре, и собственноручно водрузил ее на голову. Как только символический жест был сделан, тевтонские рыцари совершили церемониал проскинеза, как и но приезде императора в Акру. Тевтонский орден, невзирая на узы, связывав шие его с папством, считал, что верность императору важнее повиновения понтифику.

После коронации Фридрих II обратился к присутствовавшим на латинском языке, а Герман фон Зальца перевел его обращение на немецкий и французский. То была весьма выдержанная и осторожная речь: монарх объявил о своей готовности восстановить отношения с напой, но обернул в свою пользу историю конфликта между ним и папами Гонорием III и Григорием IX. Фридрих II, окруженный придворными сановниками и тевтонскими рыцарями, вышел из собора под приветствия паломников.Император еще шесть недель оставался в Святой земле, прежде чем вернуться на Сицилию, где вновь вспыхнули спровоцированные папой волнения. В Святой земле патриарх Герольд, оставшийся в Акре на время коронации, послал в Иерусалим архиепископа Цезареи наложить интердикт на все церкви города. Со своей стороны, Фридрих II постарался наладить оборону христианских владений, потребовав от баронов прекратить свои распри. 17 и 18 марта Фридрих II встретился с великими магистрами госпитальеров и тамплиеров, но не получил от них никакой помощи. Было ясно, что отныне в Святой земле Фридрих II мог рассчитывать только на тевтонских рыцарей, и он щедро вознаградил их за преданность. Прежде чем уехать с Востока он, помимо замка Мон-фор, подарил ордену замок Торона, земли, расположенные возле Сидона, а также бывший дворец королей Иерусалимских, расположенный в Святом городе, на Армянской улице возле башни Давида.

Герман фон Зальца прекрасно осознавал, что отлучение от Церкви Фридриха II в долгосрочной перепектиис может иметь нежелательные последствия как для императора, гак и для ордена. Он направил к пане епископа Реджио, чтобы подготовить примирение папы с императором, по Григории IX оказался несговорчивым, ибо, с его точки зрения, все, чего добился мирными переговорами в Яффе Фридрих II, принесло лишь незначительную пользу. Герман фон Зальца был поражен явной несправедливостью папы, о чем сообщил ему в длинном послании: он раскритиковал бескомпромиссность понтифика, посчитав, что его позиция поставила императора в приниженное положение во время переговоров с султаном Египта.