Утраченная египетская религия

Хотя миф, представленный в «Пэмандре», выглядит несколько странно, экзотично, он в некоторых отношениях нам достаточно знаком. Имеющий божественную природу отец рождает сына, которого любит; сын спускается в мир материи, где оказывается в ловушке, и ему приходится вступить в битву с враждебными космическими силами, с тем чтобы освободиться. Эти детали заставляют предположить, что «Пэмандр» и другие тексты герметиков создают мост между религией Древнего Египта, с одной стороны, и гностицизмом и эзотерическим христианством с другой.


Но эта теория также вызывает вопросы. Основной из них связан с тем, что учения «Корпус герметикум» в очень незначительной степени соотносятся с религией, известной египтологам,  религией тщательного бальзамирования трупов, мифологией богов, являющихся полулюдьми полу животными, ритуальной системы, призванной обеспечивать ежегодное половодье Нила. Археологические находки, относящиеся к трехтысячелетнему периоду, позволяют предположить, что в основе «благоговейных деяний» Египта лежат аутентичные египетские учения, а не герметические доктрины.


Могла ли существовать некая египетская эзотерическая доктрина, в прочих отношениях неизвестная,  которая оказалась бы представлена в «Корпус герметикум» Есть свидетельство, заставляющее предположить, что могла. Герметические тексты говорят о реинкарнации (иногда именуёмой метемпсихозом, или перемещением душ). «Асклепий» говорит, что «те, кто живет, сообразуясь с законами бога», поднимаются на небо, чтобы стать божественными сущностями, «с нечестивыми же все обстоит иначе: возвращение на небо им заказано и жалкое переселение, недостойное святой души, определяет их в другие тела». Другой герметический трактат говорит, что человек, умирающий бездетным, «приговаривается к телу, не имеющему ни мужской, ни женской природы,  такое существование проклято под солнцем». Оба эти пассажа указывают на реинкарнацию.


Сейчас принято считать, что в древней египетской религии не было учения о реинкарнации, и едва ли можно найти археологические свидетельства наличествования такого представления. Но греческий историк Геродот, который посетил Египет в пятом веке до нашей эры, говорит: «Египтяне первыми начали проповедовать идею о бессмертии человеческой души, в момент смерти тела входящей в некое живое существо, отличное от того, в которое она вошла в момент рождения; и после того, как она пройдет через тела всех существ земли, моря и неба (а этот цикл в общей сложности занимает три тысячи лет), она снова оказывается в человеческом теле в момент рождения». Такие представления очень похожи на те, что мы видели в вышеприведенных герметических текстах.


Свидетельству Геродота порой не придают значения, но, возможно, он знал некую тайную египетскую традицию, не оставившую после себя никаких археологических следов? Дальнейшие слова Геродота выглядят еще более интригующими: «Некоторые греки, как древних времен, так и более поздних, использовали эту доктрину так, словно она была их собственной; я знаю их имена, но не привожу их здесь». Геродот, возможно, имеет в виду Пифагора, греческого мудреца шестого века до нашей эры, который прежде всего известен пифагоровой теоремой в геометрии. Эта теорема была известна в Египте еще до него. Похоже, Пифагор узнал ее там, после чего принес ее в Грецию вместе с другими учениями, причем некоторые из них выглядели достаточно странными. Одним из самых необычных штрихов в биографии Пифагора является его запрет своим последователям есть бобы.

Это выглядит настолько странным, что появился целый ряд теорий, призванных объяснить эту установку,  от совсем уж неосновательных до насмешливых, но самое простое объяснение мы опять же находим у Геродота: «Египтяне не сеют бобов в своей стране; если же какие-то вырастают, то жители Египта не будут их есть ни в сыром, ни в приготовленном виде; жрецы не могут даже видеть их, считая бобы нечистым видом плодов». Если Пифагор действительно проходил обучение в Египте, то он мог позаимствовать там это табу на пищу, примерно так же, как современный американец, изучающий духовные практики в Индии или Японии, может стать вегетарианцем. В числе идей, переданных Пифагором своим греческим последователям, был и доктрина реинкарнации, которую, как это предполагает Геродот, Пифагор проповедовал, словно свою собственную. (Идея о реинкарнации также появляется в работах Платона, в значительной степени несущих на себе печать влияния Пифагора.)