Разоблаченная Изида


В 1877 году Блаватская (известная в кругу приближенных к ней людей как ЕПБ) издала свой первый труд, «Разоблаченную Изиду», в котором фундаментальным образом освещалась оккультная мысль. Первое издание было распродано за девять дней. Это объемная многословная работа, и основная се тема  она же тема всей жизни и учения Блаватской  это «тайная доктрина», которая, по ее убеждению, уходила своими корнями в доисторические времена, и обнаружить эту доктрину можно было в эзотерических традициях Азии и Запада.

Блаватская по своей сути являлась иконоборцем. Она с трудом могла удержаться от насмешки над общепризнанным авторитетом, когда к тому представлялся удобный случай, и многое в образе мышления, господствовавшем в ее время, предоставляло для этого широкие возможности. Она жила в период, когда триумфальное шествие западной цивилизации достигло зенита. В конце девятнадцатого века горстка европейских наций правила большей частью мира, и для этих наций представлялось самоочевидной истиной то, что эти «примитивные» и «дикие» народы признают превосходство западной цивилизации, в том числе ее религии.

Блаватская высвечивала эту идею иным способом. «Единственным сущностным различием между современным христианством и древними языческими верованиями является вера первого в персонифицированного дьявола и в ад»,  утверждала она. Лихие заявления Блаватской о том, что традиционное христианство представляло собой обременительную кучу маловразумительных доктрин, которые были не многим лучше предрассудков, шокировали большую часть читающей публики и волновали кровь большей части читателей, готовых с ней согласиться.Для Блаватской истинным в христианской вере было не вероучение и не догмы церкви, а эзотерическая доктрина, которой в самом начале учили гностики и их еврейские сородичи  каббалисты:«Если гностики и были уничтожены, то гносис, основанный на тайной науке наук, до сих пор живет. Земля доныне помогает жене и готова разверзнуть свои уста, чтобы поглотить средневековое христианство , узурпатора и убийцу доктрины великого учителя. Древняя каббала, гносис и традиционное тайное знание не оставались без своих представителей ни в один век и ни в одной стране».

По мнению Блаватской, на Западе к числу носителей этого сокровенного знания относились не только гностики и кабба листы, но также и ессеи, платоники и неоплатоники, герметики и тамплиеры. По большей части то, что она говорила, было не ново. Авторитеты былых эпох, в числе которых Фичино с его aurea catena, заявляли о непрерывности этой традиции. Другие, в частности Джордано Бруно, утверждали, что христианское откровение не содержало в себе ничего особо важного: это была во многих отношениях ухудшенная, подразумевающая буквальное понимание версия истин, известных уже тысячи лет. Но именно Блаватской довелось стать первой, кто внедрил эти идеи в широкие массы.