Штурм столицы Византии

Первую попытку штурмовать Константинополь крестоносцы предприняли на рассвете 9 апреля 1204 года. Вожди решили на этот раз нанести удар по столице Византии с моря. За день до этого все воины были размещены на кораблях. Суда, с которых намечалось атаковать прибрежные башни, были расставлены вперемежку с галерами и прочими кораблями, в одну линию, бортами друг к другу. Этот фронт кораблей растянулся чуть ли не на два километра против константинопольских стен, от Влахернского дворца до монастыря Эвергет, как раз в виду той части города, которая сильно пострадала во время августовского пожара.


Предварительно палубы кораблей были заставлены бочками с водой и обложены матами из влажных виноградных лоз, дабы предохранить суда от снарядов греческого огня; к мачтам были снова прилажены перекидные мостки, а по бортам расставлены метательные орудия; были заготовлены в нужном числе особые крюки — «кошки», для того чтобы вскарабкиваться на укрепления, и заступы — «свиньи», для того чтобы вести подкопы под стены.
Двинувшись к берегу, рыцари высадились с галер, выгрузили орудия и устремились к стенам. В то же время остроносые военные корабли венецианцев, несмотря на неблагоприятный ветер, пристали к башням.


Но рыцарям и венецианцам на этот раз не повезло. Со стен города на них обрушился град стрел и камней. Огромные метательные снаряды греков крошили в куски осадные орудия на берегу. Рыцари пытались взобраться на башни; некоторые уже схватились врукопашную с греческими секироносцами. Виллардуэн в своих записках хвастливо заявлял, будто крестоносцы потеряли за все время осады лишь одного воина. Это неправда. Они несли более серьезные потери. Особенно убедительно об этом свидетельствует русская Новгородская летопись. В ней имеется целое повествование «О взятии Царьграда от фряг» (фрягами на Руси называли венецианцев). Автор этого рассказа в дни битвы за Константинополь сам находился в городе и многое видел собственными глазами. 9 апреля лишь при попытке захватить одну из башен было убито, по его словам, около 100 мужей. Битва затянулась. В конце концов под улюлюканье защитников города осаждавшие принуждены были удалиться, побросав на берегу обломки разбитых орудий. Первая атака крестоносцев была отбита.
Через три дня рыцарские отряды, перегруппировавшись, снова пошли на приступ. Воинственные крики крестоносцев сотрясали воздух настолько, что казалось, как пишет западный хронист, будто земля распадается. До полудня грекам удавалось удерживать позиции. Но во второй половине дня их положение стало заметно ухудшаться. Венецианцы скрепили попарно много кораблей, чтобы удвоить число воинов, которые будут нападать на каждую башню. И вот к стене, вплотную к башне, возвышавшейся напротив холма Петриоп, прорвались два корабля—«Пилигрим» и «Рай», связанные друг с другом. С кораблей тотчас была приставлена высокая лестница. Ее верхние ступеньки уже коснулись стенных зубцов. Храбрый венецианец Альберти первым попробовал было достичь стены, но был сражен ударом камня, обрушившегося сверху.

Однако другие рыцари, преодолевая сопротивление наемников, стали карабкаться наверх и вскоре сумели овладеть четырьмя башнями. В это же время несколько десятков рыцарей и пехотинцев, выдерживая град камней и потоки кипящей смолы, произвели пролом в стене. Через этот пролом первые крестоносцы ворвались в город. Они захватили трое ворот и взломали их, открыв путь остальным воинам.


Немногочисленный гарнизон Алексея V Мурзуфла был смят и начал отступать. Рыцари, верхом и пешие, устремились к зеленому шатру Алексея V Мурзуфла, который они увидели еще издалека: шатер был раскинут на холме, близ монастыря Пантепонта; Алексей V сам руководил наемниками. Теперь, когда они кинулись бежать, решимость оставила Мурзуфла. Под покровом надвинувшейся ночи император скрылся в Большом дворце.