Недостаточный успех Мурзуфла

Самонадеянное высокомерие Мурзуфла имело под собой мало оснований. Правда, он сумел справиться с народом, восставшим против знати. Взбунтовавшиеся константинопольцы, не ведая и не желая ведать, что творится в императорском дворце после низвержения Исаака II и его сына, хлынули в собор св. Софии и провозгласили там императором рядового воина Николу Канаву. Однако этот воин носил свой высокий титул лишь три дня. Восставшая беднота не была организована, не знала, как действовать, что предпринять дальше. Среди восставших вспыхнули раздоры. Мурзуфл искусно воспользовался всем этим. Отряд преданных гвардейцев схватил Николу Канаву. Беднота окончательно растерялась. Бунт был подавлен. И все же этот успех Алексея V являлся недостаточным для того, чтобы он мог считать свое положение окончательно упрочившимся и предъявлять крестоносцам требование об уходе из Византии. Его самоуверенность была, конечно, наигранной.


Человек энергичный и решительный, он пытался, впрочем, сразу же дать бой крестоносцам. Мурзуфл воспользовался тем, что большой отряд воинов креста под командованием Анри Геннегауского выступил из лагеря и направился к Черноморскому побережью с целью пополнить там продовольственные запасы крестоносцев, которые были на исходе. Алексей V думал подстроить засаду рыцарям при их возвращении к своим. Однако замысел этот не удался. В стычке Мурзуфл сам едва не попался в плен к крестоносцам: он спасся бегством, оставив в руках противника императорские знаки отличия и особо почитавшуюся греками икону богоматери.


Несмотря на эту неудачу, Алексей V Мурзуфл не оставил своих намерений: было решено подготовить Константинополь к отпору крестоносцам. Солдатам столичного гарнизона понадавали обещаний о скорой выплате денег, которые им задолжало государство.


Стали чинить городские укрепления: поправляли ворота, надстраивали башни и стены у гавани... Был даже брошен призыв к жителям столицы—ополчиться против вооруженных западных пришельцев, с тем чтобы поскорее изгнать их вон из империи.
Однако все эти меры трудно было осуществить. Наемники не слишком верили медоточивым обещаниям высших командиров о плате: они знали, что императору не из чего платить, а проливать за него кровь просто так — с какой стати? Починка укреплений тоже подвигалась туго. Мастера работали с прохладцей. Многие думали: стоит ли отстраивать стены столицы империи, правители которой заботятся лишь о себе, а на народ смотрят, как на скот, только и зная, как бы вытянуть из него побольше? Ведь и Алексей V не лучше других: это показала его расправа над восставшим недавно бедным людом.