Скрытые задачи папства

И вот тогда-то перед высшими слоями феодалов — а церковные землевладельцы тоже к ним принадлежали —встала одна задача: отвести в сторону воинственные устремления рыцарской мелкоты, обезопасить от нее собственные поместья, дать ей возможность хорошо пограбить где-то в чужих, по возможности далеких странах. Постепенно рождалась мысль — направить томившуюся от безземелья «лишнюю» массу грабителей в рыцарских доспехах прочь из Европы. Таким образом можно будет уберечься от ее опустошений и разбоев. Это стремление и выразил Урбан II, указав рыцарству на богатый Восток: завоевать его, а заодно освободить гроб господень — вот, заявил он, благородная цель, для достижения которой нужно положить конец междоусобным войнам и грабительским набегам у себя дома.

Но не только это было на уме у высокопоставленных церковных деятелей во главе с папой, когда они поднимали рыцарство на крестовый поход. Оградить накопленные церковью и светскими магнатами земельные и иные богатства от распоясавшейся рыцарской вольницы— это было только полдела. Уже давно в Риме зрели планы гораздо более далекого прицела: нельзя ли с помощью рыцарского меча расширить границы влияния католической церкви за пределы Европы?

На Западе в XI веке не было сильных, централизованных государств. Почти повсюду царил феодальный беспорядок. Одни только церковные землевладельцы разных чинов были сравнительно неплохо организованы. Папство являлось их главным центром. Опираясь на церковных феодалов, на богатства духовенства, используя силу влияния религии над невежественными людьми того времени, римские папы во второй половине столетия сумели забрать в свои руки большую власть. Предшественник Урбана II — знаменитый монах Гильдебранд, ставший затем папой Григорием VII, возомнил даже, что папский престол — выше всех светских властей в мире: государи и князья, герцоги и графы — все обязаны лобызать ноги папе и подчиняться ему, как вассалы сеньору. Таким образом, папство выступило с притязаниями на то, чтобы встать не только во главе церкви, но и всего класса феодалов. Установление верховенства римских первосвященников в феодальном мире сделалось одной из важнейших целей папской политики. Для этого мало было удержать в руках католической церкви те богатства, которыми она уже располагала: требовалось значительно увеличить их. Каким образом? Вот тут-то рыцарство и могло сослужить папам хорошую службу, завоевав богатые восточные страны. Ведь папство побуждало рыцарей к овладению ими во имя религии! Конечно, церковь в случае успеха рыцарства тоже должна была бы получить свое: и поместья, и десятину, и долю добычи. А это-то и нужно было папам. Таковы были подлинные причины, которыми руководствовалось папство, бросив клич «На Восток!».