Речь Папы Урбана II

Папа призвал всех верующих христиан опоясаться мечом и двинуться в далекие заморские страны на войну против мусульман. По словам папы, «проклятое персидское племя турок» завладело священным градом Иерусалимом. В руки «неверных» попал гроб господень и другие святыни. Язычники предают их всяческому поруганию. Этого нельзя терпеть. Необходимо как можно скорее исторгнуть у нечестивцев святую землю (так называли тогда Палестину, где, по религиозным преданиям, родился, жил Иисус Христос). Пусть христиане вступят в бой с ними, а в знак того, что они воюют за правую веру, пусть воины нашьют себе на платье кресты из красной материи. К этому папа добавил: «Земля, которую вы населяете, сдавлена отовсюду морем и горными хребтами, и вследствие этого она сделалась тесной при вашей многочисленности; богатствами же она не обильна и едва прокармливает тех, кто ее обрабатывает. Отсюда происходит то, что вы друг друга кусаете и пожираете, ведете войны, наносите смертельные раны. Теперь же сможет прекратиться ваша ненависть, смолкнет вражда, стихнут войны и задремлет междоусобие. Идите ко гробу святому. Освободите ту землю из рук язычников и подчините ее себе. Земля та течет млеком и медом. Иерусалим — плодоноснейший пуп земли, второй рай... Он просит, ждет освобождения и непрестанно молит вас о помощи...»

Речь Урбана II произвела на присутствующих сильное впечатление. Не раз толпа прерывала папу громкими возгласами: «Так хочет бог!» Призыв к битве за гроб господень вызвал всеобщий энтузиазм. Уже через четыре месяца пустились в путь к Иерусалиму крестьянские ополчения из Франции и Германии. А спустя еще немного времени рыцари многих стран Западной Европы начали большую войну с мусульманским Востоком — первый крестовый поход. За ним последовали многие другие походы в страны, которые мы теперь называем ближне и средневосточными. Все эти военные экспедиции, участники которых действительно прикрепляли на грудь или плечи матерчатый знак креста, вошли в историю под именем крестовых походов.

Что же, собственно, случилось в конце XI века такого, что подняло с места массы крестьян и рыцарей?

Неужели все они были настолько религиозными людьми, что достаточно было слова римского первосвященника о надругательствах иноверцев, якобы чинимых святой земле, чтобы тотчас побудить этих людей к войне в неведомых странах, с неведомым врагом? Или, может быть, имелись другие, более глубокие причины, заставившие простых крестьян, рядовых рыцарей, могущественных сеньоров и князей отправиться воевать по зову Урбана II за почитавшийся христианами гроб господень?

Нужно хорошо разобраться в этих вопросах, чтобы выяснить причины крестовых походов.