Отступление Аттилы

Вместо того, чтобы использовать свою обычную тактику и осыпать противника дождем стрел, гунны атаковали на широком фронте и ввязались в рукопашную схватку, которая продолжалась больше трех часов и сопровождалась большими потерями с обеих сторон. Готский историк Иордан писал, что это была «битва -лютая, переменная, зверская, упорная. О подобном бое никогда до сих пор не рассказывала никакая древность». Он также пишет, что старики рассказывали, как «ручей на упомянутом поле, протекавший в низких берегах, сильно разлился от крови из ран убитых». Аланы отступили, и гунны бросились преследовать их. Аэций попытался обойти гуннов слева и справа, но вестготы занялись грабежом и оголили правый фланг, а у него самого не было достаточно войск, чтобы самостоятельно осуществить свой план.

Беспорядочное, хаотичное сражение не закончилось с наступлением темноты. Когда взошла полная луна, вестготская тяжелая конница начала развивать наступление справа. В один из моментов боя король вестготов Теодорих оказался сброшен с лошади и погиб - либо он был пронзен копьем остготов, либо в суматохе затоптан лошадьми. Вестготы, разъяренные смертью своего короля, усилили натиск, отбросили гуннов назад и вместе с римлянами обрушились на левый фланг войск Аттилы. В это же время Торисмунд повел свои войска вниз с холма, чтобы поддержать Аэция и обойти гуннов с фланга. Объединенные силы римлян и вестготов смяли гуннов, которые отступили и укрылись за повозками, окружавшими лагерь Аттилы.

Аэций не стал посылать своих легионеров с левого фланга римской армии в атаку на стоявших перед ними гепидов. Его войска являлись единственной вооруженной силой Западной Римской империи, причем их качество было довольно сомнительным, особенно с учетом того, настолько быстро пришлось их собирать, а влияние на исход сражения - довольно ограниченным.Гунны понесли огромные потери и под ударами вестготов начали отступать за линию повозок, проходившую вдоль пересекающей равнину реки. Бой продолжался, даже когда наступила ночь, хотя теперь воины разбились на небольшие группы. Аэций заблудился и оказался среди гуннов, однако ему все же удалось добраться до своего лагеря.На рассвете римляне и их союзники остались на поле битвы, а гунны засели за повозками, выстроенными в линию вдоль берега реки. Аттила готовился к смерти и даже приказал сложить из седел погребальный костер, на котором хотел сжечь себя, чтобы не попасть в руки врагов. Но римляне и их союзники так и не атаковали лагерь. Теперь две армии разделяло поле битвы, заваленное телами погибших. Обе армии, насчитывавшие перед сражением,вероятно, по 30 ООО человек, потеряли убитыми примерно по одной трети.

Тогда Атгила собрал свои войска и несколько раз прошел перед римлянами, но сам также не стал атаковать противника. Аэций и вестготы перестроили свои ряды и несколько выдвинулись вперед, осыпая гуннов стрелами. Аэций, вероятно, ожидал, что гунны нападут, но они так и не сдвинулись с места.Ситуация продолжала оставаться неопределенной в течение нескольких дней. По ряду причин Аэций так и не решился добить гуннов: он хотел сохранить их в качестве противовеса набиравшим силу вестготам, а возможно, после того как войска союзников вернулись в Южную Галлию, ему не хватало для этого сил. Вне зависимости от того, почему возникла пауза в боевых действиях, гунны смогли беспрепятственно уйти с поля битвы, забрав с собой и всю захваченную ими ранее добычу. Галлия была спасена. Принц Торисмунд вернулся на юг, и в течение следующих двух веков земли, которые в настоящее время называются Францией, были разделены между франками на севере, вестготами на юго-западе и бургундами на востоке.