Битва при Шалоне

Противники встретились на Каталунских полях. Бой продолжался в течение трех часов и сопровождался большими потерями с обеих сторон.Через неделю гунны прошли в 160 км западнее Труа. Армия Аэция находилась на их фланге, и на этот раз они искали возможность дать противнику сражение. Между двумя конными отрядами - выступавшими на стороне римлян франками и союзниками гуннов гепидами - близ Мери-сюр-Сен состоялась перестрелка, после чего Аттила, вероятно, пришел к выводу, что продолжение отступления через территорию, население которой было враждебно настроено по отношению к нему, приведет к серьезным проблемам. Он решил остановиться и дать противнику сражение, которое вошло в историю как битва при Шалоне.


Где произошло сражение, точно неизвестно. В дошедших до настоящего времени хрониках эта местность упоминается как Каталунские поля. Это была открытая равнина, лежавшая вдали от горного хребта к востоку и к северу от него. Для обеих сторон было важно занять господствующие высоты, и обеармии предприняли ряд маневров, стараясь обеспечить себе преимущество.Гунны расположились спиной к реке и лицом к римлянам, которые развернулись на равнине перед ними. Гунны укрылись за выстроенными в крут повозками и заставили римлян в течение нескольких часов стоять в боевых порядках, ожидая развития событий.Гунны появились только в три часа пополудни. Аттила с гуннами занял место в центре, его главные союзники, остготы и гепиды, вооруженные мечами и копьями - слева и справа. Отряды других племен находились на некотором расстоянии за ними. У Аэция римские войска и франки удерживали левый фланг, вестготы находились справа, а более слабые аланы - в центре, в надежде спровоцировать Атгилу на атаку на этом участке, чтобы затем окружить гуннов и отрезать им путь к отступлению. Аэций не ^ доверял королю аланов Сангибану и поместил его войска в центре, чтобы в случае необходимости иметь возможность помешать им покинуть поле боя.

Стоя друг перед другом на противоположных сторонах равнины, и римляне, и гунны могли оценить стратегию противника. Справа от правого крыла римской армии находился холм, и та из сторон, которая смогла бы его занять, получала преимущество. Аггила отправил часть своей конницы на вершину холма, но Аэций, увидев этот маневр противника, срочно послал туда вестготского принца Торисмунда, чтобы опередить гуннов, которым пришлось в полном замешательстве отступить вниз по склону.Начало сражения было в пользу Аэция, который получил преимущество на одном из флангов. Аггила же отправил своих конных лучников в лобовую атаку на аланов, занимавших позиции в центре. Готский историк Иордан, который жил через сто лет после сражения при Шалоне, в своей работе приводит слова Атгилы, обратившегося к своим воинам перед атакой: «После побед над таким множеством племен, после того как весь мир - если вы устоите! - покорен, я считаю бесполезным побуждать вас словами. Что же иное привычно вам, кроме войны? Что храбрецу слаще стремления платить врагу своей же рукой? Насыщать дух мщением - это великий дар природы! Вам же известно, как легко оружие римлян: им тягостна не только первая рана, но сама пыль, когда идут они в боевом порядке и смыкают строй свой под черепахой щитов. Вы же боритесь, воодушевленные упорством, как вам привычно, пренебрегите пока их строем, нападайте на аланов, обрушивайтесь на везеготов. Пусть воспрянет дух ваш, пусть вскипит свойственная вам ярость! Теперь гунны, употребите ваше разумение, примените ваше оружие! Кто может пребывать в покое, если Аггила сражается, тот уже похоронен!».