Стены Иерусалима не выдержали натиска крестоносцев

Наконец, с восходом солнца 15 июля отряды крестоносцев устремились на штурм стен Иерусалима. Главный удар они нанесли там, где египетские воины менее всего ожидали нападения. В одном месте рыцарям удалось вскарабкаться на стену и, завязав рукопашную, потеснить арабов. В другом, когда башня, прикрытая шкурами, была придвинута к стене, «сарацины, — как рассказывает французский летописец, священник Фульшер из Шартра,— стали действовать против них и поливали кипящим маслом и жиром и жгли пылающими факелами упомянутую башню и рыцарей, которые в ней находились. И таким образом для многих сражавшихся с той и другой стороны наступала смерть быстрая и преждевременная». Бой длился несколько часов. В конце концов все же перевес склонился на сторону крестоносцев. С торжествующими возгласами они заполнили улицы города. После пятинедельной осады Иерусалим пал.


Почувствовав себя победителями, «освободители гроба господня» ринулись на беззащитных жителей.
Насилия и разбои, которые крестоносцы творили в Иерусалиме, намного превзошли по своему размаху все, что было совершено ими где-либо ранее. «Страшно было видеть, — рассказывает хронист, — валявшиеся повсюду тела убитых и их разбросанные члены; вся земля была залита кровью. Ужасное зрелище являли не только изуродованные трупы и отрубленные головы: в еще больший трепет обращало то, что сами победители были в крови с головы до ног». Рыцари проносились по улицам «священного города», убивая, разрушая, сжигая все на своем пути. Везде они оставляли страшные следы своего фанатизма и варварской жестокости. Тот же летописец бесстрастно повествует, как, разойдясь по городу, крестоносцы, разделившиеся на группы, «вытаскивали, словно скот, из узких и самых дальних переулков тех, кто укрывался от смерти, и избивали их на месте», как они «ходили по домам и извлекали оттуда отцов семейств с женами и детьми, прокалывали их мечом или сбрасывали с крыш».