Письмо руководителям Крестового похода

В то время как возглавляемая венецианцами армия разоряла Константинополь, другая часть войска крестоносцев пыталась исполнить данные обеты и защитить Святую землю. Второй штурм Константинополя начался 9 апреля. Накануне осажденные были свидетелями лихорадочной деятельности крестоносцев, готовившихся пересечь Золотой Рог. Священники выступали с проповедями перед группами крестоносцев, говоря о богоугодности завтрашней операции и утверждая, что православные в глазах Господа «хуже, чем евреи». Никто даже не упомянул о письме, присланном руководителям Крестового похода Иннокентием III, в котором он запретил чинить любое насилие над братьями-христианами.

На следующее утро корабли выстроились в линию у дальнего берега Золотого Рога, создав стену из мачт и парусов длиной более чем в километр. Их целью была городская стена на всем протяжении от Влахернского дворца до монастыря Христа Эвергета. Император Алексей V разместил свой командный пункт рядом с монастырем Христа Пантепопта на крутом холме, с которого он мог наблюдать за действиями вражеского флота, Золотым Рогом и тем участком стен, где складывалась наиболее угрожающая ситуация.В тех местах на берегу, где перед стенами было достаточно пространства, крестоносцы возвели «укрепленные навесы», чтобы защитить своих минеров, в то время как арбалетчики осаждающих начали обстрел позиций византийцев. На действия противника византийцы ответили контрогнем артиллерии, которая уничтожила «укрепленные навесы» и находившихся под ними минеров. На другом участке венецианцы атаковали стены непосредственно со своих кораблей, однако и эта попытка штурма провалилась. Несколько воинов, которым все же удалось взобраться наверх, были перебиты вооруженными топорами англичанами, датчанами и греками, защищавшими зубчатые стены.

Когда осаждающие отвели свои войска на северную сторону Золотого Рога, византийцы начали праздновать победу. Вернувшись в свой лагерь, командиры крестоносцев собрались на военный совет, на котором договорились предпринять новый штурм в том же самом месте 12 апреля. 10-е и 11-е апреля крестоносцы восстанавливали осадные машины, оборудование и корабли. На сей раз корабли, несущие на борту штурмовые лестницы, были связаны веревками попарно, каждая такая пара атаковала определенную, отведенную ей, башню. Целью этой атаки было растянуть силы обороняющихся.Итоги штурма Утром в понедельник 12 апреля крестоносцы начали новый штурм. И вновь противоборствующие армии осыпали друг друга камнями, выпущенными метательными машинами, арбалетными болтами, стрелами и зажигательными снарядами. Корабли были крайне уязвимы для огня, но от пламени также страдали и деревянные надстройки, возведенные над каменными городскими башнями.

Удача сопутствовала обороняющимся примерно до полудня, когда внезапно усилившийся северный ветер позволил нескольким кораблям достаточно близко подойти к одной из башен. Несколько крестоносцев взобрались на стену, но были изрублены на куски прежде, чем успели перехватить инициативу. Лишь когда наверх по лестнице взобрался закованный в доспехи рыцарь Андре де Амбуаз, в бою наметился перелом. Защищавшие башню солдаты оказались не в состоянии даже ранить тяжеловооруженного рыцаря и в ужасе бежали, когда он начал наносить им удары своим мечом. Император Алексей V послал свои войска в контратаку, но в это время еще одной паре кораблей удалось приблизиться к другой башне, которая также была вскоре взята. Однако крестоносцы и венецианцы удерживали пока лишь верхнюю часть этих башен, но не примыкавшие к ним стены и тем более пространство под ними, где собрались значительные силы византийцев.

В этот важный момент сражения Пьер Амьенский повел своих «десятерых рыцарей и шестьдесят тяжеловооруженных воинов» к тому месту в стене, где находились небольшие задние ворота (запасной вход), которые были наспех заложены кирпичом. Несмотря на то, что византийцы обрушили сверху на этот отряд горшки с горящей смолой, крестоносцам удалось пробить брешь в кирпичной кладке ворот. Образовался узкий проход, за которым атакующих ждала большая группа византийцев. Однако они были рассеяны крестоносцами, причем Пьер Амьенский лично бросился на противника в первых рядах своих людей и обратил неприятеля в бегство.Император Алексей V приказал трубить в трубы и бить в барабаны, призывая свои войска идти в контратаку, но рыцари Пьера Амьенского прорвались к ближайшим главным воротам и разбили их изнутри, открывая дорогу крестоносной коннице. Увидев это, император Алексей V бежал со своего командного пункта, в панике бросив даже собственную казну, которая была вскоре захвачена Пьером де Брасье. Разграбив шатер императора, крестоносцы захватили Влахернский дворец и разместили свой штаб в монастыре Христа Пантепопта. Отсюда они начали осуществлять планомерный захват Константинополя.

Когда наступила ночь, Алексей V оставил войска и вернулся во дворец Буколеон, который находился в восточной части города близ храма Св. Софии. В ночь на 13 апреля он погрузился на небольшой корабль, вместе с императрицей Ефросинией, супругой его предшественника императора Алексея III, и несколькими ее дочерьми.Оставшиеся в городе византийские аристократы не сразу сложили оружие. Сначала они попытались срочно выбрать нового императора. Наиболее вероятными кандидатами на трон были Константин Дука, который, вероятно, являлся сыном Иоанна Ангела Дуки и дядей императоров Исаака И и Алексея III, а также человек, именуемый Ласкарис -это, скорее всего, был либо Константин Ласкарис, либо его брат Федор, который позднее стал императором Никейской империи. Избран был Ласкарис, которому удалось убедить часть армии и жителей города продолжить сопротивление, однако реальной поддержки он так и не получил. Как и большая часть византийской аристократии, он вскоре вынужден был бежать из города, в то время как крестоносцы прокладывали себе дорогу от Влахернского дворца.

На следующее угро крестоносцы и венецианцы стали полными хозяевами Константинополя. Большинство наиболее состоятельных жителей города к этому времени бежало из него. «Воины Христа», отправившиеся в Четвертый Крестовый поход, теперь были полностью поглощены резней, грабежами, насилием, действуя с такой бессмысленной и ужасной жестокостью, с какой никогда не приходилось сталкиваться Константинополю. Знаменитая Константинопольская библиотека была уничтожена, а в числе трофеев «Христовою воинства» оказались и бронзовые статуи лошадей с Константинопольского ипподрома, которые ныне украшают Базилику Св. Марка в Венеции. Убийства и опустошения были намного более жестокими и масштабными, чем те, которые позднее произвели османы во время завоевания города в 1453 году. Действия захвативших Константинополь рыцарей покрыли позором Четвертый Крестовый поход -по крайней мере, в Византийском мире.


Хотя большая часть воинов, принявших крест в период между 1198 и 1202 годами, отправилась в Константинополь с венецианцами, несколько отрядов все же выступили в Святую землю. Те войска Четвертого Крестового похода, которые прибыли на Ближний Восток, в военном отношении действовали менее успешно, чем армии, громившие Константинополь, однако их миссия была более благородной.Традиционно считалось, до Святой земли в 1203 году добралось немного крестоносцев - вероятно, около 300 рыцарей, а также некоторое количество сержантов и паломников, - но при этом их действия тем не менее помогли стабилизировать ситуацию и даже несколько расширить границы Иерусалимского королевства.

Крестоносцы прибыли в Акру, где столкнулись с крайне запутанной политической ситуацией. Война за Антиохийское наследство, которая в это время пребывала в стадии полной неопределенности, внезапно вспыхнула в конце 1202 года, когда царь Киликийской Армении Левон вновь начал военные действия. Они сопровождались крупным набегом армянских войск на Джиср аль-Хадид - плодородную область княжества Антиохии. Местная аристократия предпринимала отчаянные попытки решить вопрос о наследовании престола Антиохии, однако установить мир ей не удалось.Крестовый поход оказался на грани срыва, поскольку Иерусалимское королевство заключило перемирие с соседями -Айюбидами в Дамаске и Египте, из-за чего невозможно было вести активные наступательные операции. Однако, судя по всему, перемирие со странами, находившимися севернее, где графство Триполи и состоявший из госпитальеров гарнизон крепости Крак-де-Шевалье были вовлечены в вялотекущий конфликт с пограничными айюбидскими гарнизонами, заключено не было. 16 мая 1203 года произошло серьезное столкновение близ Барина (Монферрана), победу в котором одержали мусульмане. 3 июня произошел новый бой, - его вновь выиграли мусульмане, хотя султан Хомса и остался в этих зем-

После этого поражения госпитальеры обратились к своему конкуренту -ордену Храма, - чтобы тот выступил посредником в переговорах, однако айюбидский султан Хомса отказался заключать мир. То обстоятельство, что крестоносцы хотели продолжать борьбу, но участия в боях не принимали, позволяет предположить, что граф Боэмунд IV, правивший и в Триполи, и в Антиохии, приказал им отступить. Потерпевший поражение командир фландрских крестоносцев Жан де Несль погрузился на корабли, чтобы предложить свои услуги царю Киликии Левону, в то время как Ренар II Дампьер, аристократ из Шампани, двинулся вдоль побережья, намереваясь оказать поддержку гарнизону Антиохии. Более 80 рыцарей и значительные силы пехоты прибыли в Святую землю, чтобы усилить позиции папского легата Соффреда Пизанского, но не для активного участия в военных операциях. К сожалению Ренар II Дампьер проигнорировал совет наместника Джабаля - первого мусульманского города, которого рыцари достигли, продвигаясь вдоль побережья, - сказавшего им, что ситуация с перемирием мовду Айюбидами и Иерусалимским королевством довольно запуганная, и что следующий город на побережье - Латакия -не защищен какими-либо перемирием. Крестоносцы продолжили свое движение и вскоре попали в засаду, устроенную латакийскими войсками. Многие рыцари погибли в бою, а некоторые, в том числе Ренар, были захвачены в плен.

Ренар, судя по всему, был перевезен в Алеппо и освобожден в конце 1203 года, очевидно, после того, как госпитальеры выплатили за него выкуп (или большую его часть). Жан де Виллье и несколько других знатных пленников, включая Жофруа де 1Иза и Бартоломью де Мезьера, удерживались в Латакии и, возможно, были освобовдены позднее, после того как городу предъявили ультиматум соседние гарнизоны госпитальеров в Маркабе и Крак-де-Шевалье. Как бы то ни было, они вернулись в Иерусалимское королевство в 1206 году. Известно, что два года спустя Жофруа де Гиз был уже дома во Франции.В октябре 1203 года, в то время как самонадеянные крестоносцы томились в тюрьме, были наконец согласованы условия перемирия между госпитальерами и султаном Хомса. Тем не менее, война за Антиохийское наследство продолжалась, и 11 ноября небольшой отряд киликийских войск ворвался в Антиохию, в результате чего в городе разгорелись уличные бои. Другим поводом разногласий стал пограничный замок Баграс, на который претендовали и Киликийская Армения, и княжество Антиохия.

Споры по поводу его принадлежности продолжали бушевать и в июле 1204 года. К тому времени перемирие между Иерусалимским королевством и айю-бидским султаном аль-Адилем перестало действовать. В мае 1204 года крестоносный флот проплыл вверх по Рашиду -притоку Нила - и вошел достаточно глубоко в Нильскую дельту, чтобы напасть на небольшой город Фува. В течение лета мусульманские корабли предприняли ответные действия, нападая на христианские корабли вблизи берегов Кипра. Против них были направлены христианские галеры, которые захватили шесть мусульманских кораблей и отправили их к палестинскому побережью.Стало ясно, что широкомасштабные военные действия неизбежны, и вскоре после 10 сентября Иерусалимское королевство объявило, что перемирие с Дамаском также прекращено. Сильная христианская армия, почти наверняка включавшая в себя и участников Четвертого Крестового похода, вторглась в мусульманские земли в Галилее.

Аль-Адиль был готов пойти на компромисс, соглашаясь возобновит!, перемирие и даже передать небольшую (но стратегически важную) территорию Иерусалимскому королевству. В этой области находились Назарет и часть наместничесгв Рамлы, Лидды и Сидона. Затем Аль-Адиль вернулся в Египет, что позволило крестоносцам начать кампанию против мусульманского пограничного города Хама, который не был защищен перемирием. Его правитель аль-Мансур вывел свои войска, чтобы дать противнику открытое сражение (вероятно в августе 1204 года), но потерпел сокрушительное поражение. Организовав преследование отступающего султана в Хаму аль-Мансура, крестоносцы уже под стенами города еще раз разгромили его войска - теперь уже городское ополчение.На этом Четвертый Крестовый поход на Ближнем Востоке завершился -позднее, чем в Константинополе. Но и здесь его ограниченные успехи были скорее результатом слабости мусульман, чем силы крестоносцев. Опасаясь нового нападения крестоносцев в дельте Нила, Аль-Адиль принял решение заключить мир с насколько это возможно щадящими условиями.