Вселенский масон - гражданин всего мира


«Вселенский масон, гражданин всего мира, не является чужеземцем ни в одной стране; не прибегая к голосу, он говорит, и его слышат; не прибегая к глазам, он видит, и его можно узнать по неопровержимым знакам»,  сказано в «Школе франкмасонов». Не питая большого доверия к нематериальным опознавательным знакам  паролям, условным жестам, масонскому рукопожатию, которые быстро перестали быть тайной,  «братья» привыкли верить «бумажке».



Лейтенант полиции Рост де Руайе из Лиона переписывался со многими масонами из средиземноморского бассейна и был в курсе «неопровержимых знаков»  дипломов и сертификатов. Франкмасоны, внедрившиеся в государственный аппарат, например Жозеф де Местр, размышляли о введении «паспорта света», который подтверждал бы принадлежность к Всемирной республике франкмасонов.«Вольные каменщики» тоже много путешествовали  в основном в поисках истины и для под держания контактов с «братьями». Воспользовавшись желанием богача-масона П. А. Татищева отправить своего сына в сопровождении И. Г. Шварца в ознакомительную поездку по Европе, московские «братья» решили заодно поручить последнему поискать там и истинного масонства. Шварц с радостью принял это предложение. Заехав по пути в Митаву (ныне Елгава в Латвии), он заручился там рекомендательными письмами к руководителям розенкрейцерской ложи Трех глобусов в Берлине.

В. Н. Зиновьева обуяла «охота к перемене мест» после преждевременной смерти сестры Екатерины и кончины ее мужа, екатерининского фаворита Г. Г. Орлова, пережившего супругу менее чем на два года. Утешение он собирался искать у масонов, с которыми свел знакомство за границей. Путешествие продлилось около шести лет. В сентябре 1783 года Зиновьев выехал из Петербурга через Нарву и Ригу в Германию, посетил Лейпциг, побывал в Берлине, где был представлен Фридриху Великому, в Потсдаме, Дрездене, Франкфурте и остановился в Брауншвейге. Здесь он провел около шести месяцев и близко сошелся с герцогом Фердинандом, главой всех масонских лож того времени. Герцог сообщил Зиновьеву подробные сведения об ордене и при отъезде снабдил его рекомендательными письмами к известнейшим масонам, жившим во Франции и Италии. Зиновьев объездил Италию, некоторое время обретался в Генуе, Риме, Неаполе и Турине, а затем направился в Лион, где познакомился с кружком выдающихся масонов  Вилщение в данной ложе и достигший в ней такой-то степени, был подвергнут самой тщательной проверке на благонравие, после чего рекомендован другим «братьям» с просьбой оказать ему прием и всячески «лелеять».

Одной из форм солидарности была помощь ма-сонам-путешественникам, часто оказывавшимся без средств, терпевшим кораблекрушение, подвергавшимся нападениям разбойников и т. д. Деньги могли выдать и на поездку «на воды» с целью поправки здоровья.Многие проходили посвящение единственно ради того, чтобы обзавестись вожделенным документом, который мог оказаться большим подспорьем в чужом городе, тем более в чужой стране. Кроме того, рекомендательные письма, дипломы и паспорта подделывали. Проникнув с их помощью в масонские круги, их сразу обменивали на подлинные, выдаваемые секретарями лож, которых удавалось обвести вокруг пальца, реже  подкупить.