Восьмая поправка к американской Конституции


Восьмая поправка к американской Конституции, вошедшая в Билль о правах, тоже запрещала «жестокие и необычные наказания». Самым необычным, пожалуй, было наказание, которому подвергала свою жертву толпа, устраивавшая самосуд: человека раздевали до пояса, поливали расплавленной смолой и вываливали в перьях. Такой способ унизительной расправы был известен со времен Крестовых походов (о нем упоминается в приказе Ричарда Львиное Сердце). В Америке времен борьбы за независимость его применяли и с той, и с другой стороны. Так, в 1766 году капитана Уильяма Смита, заподозренного в шпионаже в пользу контрабандистов, ускользающих от британской таможни, облили расплавленным гудроном, вываляли в перьях и бросили в воду в порту Норфолка (Виргиния).



Проходивший мимо корабль выловил несчастного, когда тот уже совсем изнемог. Годом позже в Салеме (Массачусетс) разъяренная толпа расправилась таким же образом на сей раз со служащими британской таможни,а еще через два года эта участь постигла моряка британской таможни в Бостоне. Надо сказать, что гудрон, который использовали в те времена, переходил в жидкое состояние при температуре 60 градусов, поэтому жертвы получали серьезные ожоги. Самый известный случай такой расправы произошел через четыре недели после «Бостонского чаепития». Этот эпизод был запечатлен на британском пропагандистском плакате: «сыны свободы» не только вываляли таможенного комиссара Джона Малкольма в перьях, но и лили ему в рот из чайника обжигающий чай. На заднем плане изображено «дерево свободы» с веревочной петлей и «Актом о гербовых сборах», повешенным вверх ногами. В марте 1775 года британские солдаты подвергли такому же наказанию уроженца Массачусетса, пытавшегося приобрести у них мушкеты.

Английский Билль о правах также подтверждал принцип, по которому для чьего-либо ареста требуется специальный приказ — Habeas corpus; этот же документ служил основанием для освобождения арестованного, если тому не было предъявлено никаких обвинений. Этот, казалось бы, естественный юридический прием тогда выглядел очень прогрессивным: в других странах для ареста было достаточно устного приказа монарха или главного министра; во Франции влиятельный вельможа мог раздобыть у короля или министра внутренних дел «тайное письмо» (lettre de cachet), по которому человека заключали в тюрьму без объяснения причин.

«Тайными письмами» даже расплачивались с любовницами; надо было только вписать имя человека, от которого хотели избавиться.Кстати сказать, в 1730 году тайное письмо вытребовал... вернувшийся из Англии Вольтер, чтобы засадить в тюрьму владелицу дома на улице Вожирар, где он поселился. Многочисленные просьбы «принять меры» против пьяницы, грубиянки и безбожницы были адресованы в полицию Вольтером и еще восемью жильцами.