В английском судопроизводстве действовала презумпция невиновности


В английском судопроизводстве действовала презумпция невиновности, там не придерживались теории «законных доказательств», то есть автоматических обвинений; судья должен был быть глубоко убежден в виновности подсудимого. Более того, записки, предназначавшиеся судьям, распространяли среди общественности, и явно пристрастное решение суда могло погубить репутацию магистрата.

В России и Франции правосудие принимало сторону сильного, суд был, скорее, жупелом, чем средством достижения справедливости. «У нас и у них всего чаще обвинена бывает сторона беспомощная; но во Франции, прежде нежели у правого отнять, надлежит еще много сделать церемоний, которые обеим сторонам весьма убыточны», — писал Фонвизин. В том, что касалось тяжких преступлений, во Франции арест по доносу уже был равнозначен обвинению и осуждению: судья даже не пытался разобраться, виновен ли подсудимый; очных ставок с обвинителем не устраивали, свидетелей в свою защиту приглашать не разрешали; наконец, «царицей доказательств» считалось признание, вырванное под пыткой.

Иначе обстояло дело в тех странах, где был развит институт адвокатуры. Когда министр Тануччи в Неаполе, чтобы арестовать франкмасонов, затеял полицейскую провокацию, переписка позволила неаполитанским «братьям» мобилизовать всю вселенскую масонскую республику. Их адвокат Феличе Лиои совершил триумфальное путешествие по Европе, а королева Мария Каролина, сестра императора Иосифа II, находившаяся в конфликте с Тануччи, стала покровительницей нескольких лож.