Уставы оперативного франкмасонства


Уставы оперативного франкмасонства посвящают многочисленные и подробные статьи масонской солидарности: пожертвование на благочестивые цели, помощь вдовам, больным, а главное  безработным каменщикам. Членов цеха было предписано принимать на работу незамедлительно; собственно говоря, именно с этими целями и придумали тайные знаки и масонские пароли, чтобы «вольные каменщики» отличали своих от простых рабочих. Такие знаки были жизненно необходимы, поскольку грамотных было мало. Если не удавалось подыскать нуждающимся работу, братство помогало им деньгами, а потом направляло в ближайший город, где можно было трудоустроиться. Спекулятивное масонство продолжило эту традицию: «Деятельное, умное и повсеместное благотворение да будет основанием твоих поступков».


Жан Теофиль Дезагюлье основал фонд добровольных пожертвований, которые шли на благотворительные цели. Ему самому это не помогло: последние годы его жизни прошли в бедности. Кроме того, Дезагюлье тронулся умом и часто наряжался клоуном или арлекином. В одном из таких нарядов он и умер 29 февраля 1744 года в кофейне в Бедфорде. Джордж Пейн тоже сильно нуждался и неоднократно обращался к Великой ложе за помощью, получая поддержку также от Старой ложи Королевского герба.

Во времена, когда несостоятельных должников сажали в тюрьму, многие нарочно стремились вступить в братство в надежде на его помощь в трудную минуту. Приходилось, конечно, соблюдать необходимые условности и выдерживать масонский стиль во всём. Как вам, например, такой призыв: «На помощь, дети вдовы! Я знаю, во сколько обходится восстановление Храма Соломона и что порфирные копи еще не в нашей власти...»? Это всего лишь просьба о вспомоществовании издержавшегося офицера в отставке. марсельская масонская ложа обратилась к Жану Жаку Кику, консулу великого герцога Тосканы, связанному с влиятельными людьми в Торговой палате. Кик нашел в Ливорно (порто-франко Великого герцогства Тосканского) средства, чтобы выкупить Фишера. Помимо этого, масоны помогали нуждающимся братьям и в более обыденных обстоятельствах. Ложа Урании в 1773 году выдала пять рублей отъезжающему в армию Я. Алексееву, в 1775-м — почти 29 рублей члену гамбургской ложи Трех роз Бухнеру. Очень часто денежные пособия назначались ложами для погребения «братьев». В 1773 году ложа Урании истратила 7 5 рублей 55 копеек на похороны Велера. Ревельская ложа Малого света выдала два рейхсталера на похороны земляка одного из своих членов.

Постепенно такие выплаты были объединены в целостную систему. В Петербурге в 1775 году возникло первое в России общество страхования жизни под руководством пастора Я. X. Грота. Средства общества составились из членских взносов; наследникам каждого умершего его члена выдавали определенное количество денег в зависимости от суммы вклада. Сам основатель общества масоном не был, но более трети его членов составляли масоны, остальные — их знакомые или родственники. По большей части это были немецкие и английские купцы. Впоследствии при ложе Урании была организована своя похоронная касса, составленная из постоянных членских взносов и бравшая на себя расходы по погребению малоимущих членов ложи.

Кассы взаимопомощи устраивали в каждом округе «теоретических братьев». Каждый «брат», помимо вступительного взноса, платил ежемесячно по несколько рублей для оказания помощи бедным и больным членам ложи. Но эта казна могла быть пущена в ход только через год, чтобы не растратить капитал преждевременно.Помощь «братьев» могла оказаться единственным шансом на спасение и в более сложной ситуации. «Брат» Фишер был захвачен в плен берберскими корсарами.