Свобода собраний



Маршал де Ришельё, переживший трех королей  Людовика XIV, Людовика XV и Людовика XVI, утверждал: «При первом говорить не смели, при втором говорили шепотом, а теперь говорят во весь голос».Действительно, при «короле-солнце» куртуазные салоны были местом, где вели разговоры о литературе, театре, музыке, играли в фанты, путешествовали по «стране Нежности»; при его правнуке появились масонские ложи, а при праправнуке на волне англомании всевозможные клубы стали расти как грибы.
 


В Англии местом ожесточенных политических дебатов был парламент, клубы же предназначались для встреч «среди своих», спокойных бесед, игры и отдохновения от повседневных забот. Разумеется, существовали и подрывные объединения вроде «Клуба адского огня» или «Клуба неверующих», но они тоже были закрытыми обществами «для своих» и не пытались навязать свою точку зрения широким массам. Французские клубы 1780-х годов не знали ни куртуазности салонов, ни сдержанности академий, ни скромности масонских лож. Их целью было уже не нравственное совершенство, а гласность и действие. В 1785 году были основаны «Клуб американцев» и «Конституционный клуб». В первый входили либеральные колонисты, во второй  представители парламента (высшего судебного органа). В плане организации клубы многое позаимствовали у масонских лож; неслучайно в последние годы перед революцией рост последних замедлился (правда, их и так уже было около семисот).

Огромное значение имела мода. В 1778 году, когда Франция вступила в Войну за независимость на стороне американцев, в Марселе был открыт «Клуб тринадцати», по числу британских колоний (штатов), и состояло в нем 13 человек. Всё крутилось вокруг этой цифры: 13-го числа каждого месяца члены клуба выезжали на пикник, выпивали по 13 бокалов вина и пели песни из 13 куплетов.Помимо клубов существовали еще и общества  здесь тоже чувствовалось английское влияние. В Америке, стране эмигрантов, они были в основном землячествами и занимались просветительской или благотворительной деятельностью. В 1720 году в Филадельфии было основано Общество Святого Георгия, оказывавшее помощь нуждающимся англичанам, прибывавшим в новую колонию. 27 лет спустя по его образцу было создано Общество Святого Андрея, которое поддерживало шотландцев. Примечательно, что первые заседания обоих обществ состоялись в той же таверне «Бочка», где в 1732 году была открыта масонская ложа Святого Иоанна.