Создание Великой масонской ложи Лондона


Создание Великой ложи Лондона и Вестминстера не стало грандиозным событием, оно даже осталось незамеченным. Мало кто мог предположить, что, выйдя из скромной лондонской таверны, франкмасонский клуб нового образца превратится в крупную силу, окажет бесспорное влияние на умы и своей деятельностью поспособствует многочисленным качественным изменениям в жизни народов всего мира.

Однако создатели нового общества не сидели сложа руки. Завоевать положение и утвердиться можно было только навербовав как можно больше новых сторонников и распространив свое влияние. Поэтому Андерсон «подправил» уставы старых цехов «вольных каменщиков», упростив правила вступления в братство. Так, семь степеней оперативного масонства он свел к двум  ученик и подмастерье, причем учеником можно было стать не за три года, а за один сеанс посвящения, а подмастерьем  не через семь лет обучения, а всего через месяц. Количество мастеров, руководивших ложей, сократилось с трех до одного (помогавшие мастеру надзиратели были подмастерьями). Более того, нарушая им же самим установленное правило, что только мастер имеет право посвящать в масоны, Андерсон регулярно принимал в братство профанов, не будучи мастером. Он также создал новую степень бывшего мастера (мастера, уступающего свое место преемнику), которая лишь усложняла административные процедуры и не несла никакой полезной нагрузки. Но больше всего традиционалисты упрекали его за введение новой церемонии посвящения в мастера, основанной на ритуальной смерти Хирама (в ней видели черную магию). Слабо разбиравшийся в традиционной масонской символике, Андерсон еще и перенес место мастера в ложе с запада на восток. Узнав о появлении Великой ложи, руководство действовавших тогда же оперативных лож во главе с сэром Кристофером Реном решило разобраться в этом феномене и попросило «коллег» сообщить им пароль, чтобы принять участие в собрании Великой ложи. Их просьба не была удовлетворена, и «вольные каменщики» заявили, что не признают самозванцев. В оправдание последних можно лишь предположить, что они просто-на-просто не подозревали о необходимости пароля.

Однако идея оказалась плодотворной. Уже в 1718 году, с избранием великим мастером Джорджа Пейна (поначалу великий мастер избирался на один год), количество лож, примкнувших к федерации, увеличилось. В несколько лет Великая ложа Лондона приобрела значительный престиж, вышедший за национальные рамки. Масоны, прошедшие посвящение в Англии, появились в североамериканских колониях. Сохранился документ 1719 года, в котором упоминается о судне с названием «Масон», выполнявшем каботажные рейсы у американских берегов. 13 октября 1721 года великий мастер лондонской ложи герцог Монтегю учредил в Дюнкерке первую французскую дочернюю ложу Дружбы и братства.

И всё же Великая ложа Лондона действительно еще не производила впечатления серьезной организации. Ее шестой великий мастер Филипп Уортон (в прошлом член ложи Королевского герба), исполнявший эти обязанности с 22 июня 1722 года по 24 июня 1723-го (ему тогда еще не сравнялось 25 лет), был очень противоречивой личностью. Поклявшись в 1716 году в верности Якову Стюарту, он вернулся в Лондон, где Георг I назначил его лордом-наместником Ирландии, и в этой должности проявил себя ярым сторонником ганноверской династии и антипапистом. В 1719 году он основал «Клуб адского огня», избрав его девизом изречение Рабле: «Поступай, как тебе вздумается». Члены клуба встречались по воскресеньям в лондонских тавернах, где угощались «пирогом Святого Духа», «корейкой Дьявола» и «грудью Венеры», запивая их пуншем «Геенна огненная». Компанию им составляли проститутки. Когда распространились слухи о том, что участники этих пирушек служат черные мессы в аббатстве Мадменхэм на берегу Темзы, Георг I приказал распустить клуб.

И такой человек возглавил Великую ложу Лондона*. Основатели ложи как будто предвидели подобный поворот событий. В уставе 1720—1722 годов было сказано, что допустимо придумать процедуру для низложения великого мастера, поскольку «до сих пор потребности в таком ритуале не было». После серии скандалов Уортона изгнали, а его фартук и перчатки торжественно сожгли. Через год после этого Уортон основал «Древний и благородный орден гормогонов**», который должен был стать пародией на Великую ложу Лондона и Вестминстера. Это тайное общество носило явный стюар-тистский характер, но, возможно, занималось еще и благотворительностью.

Чтобы отмежеваться от новоявленных «братьев», ложа Йорка провозгласила себя с 1723 года Великой ложей всей Англии, а в 1725 году была основана Великая ложа Ирландии. Великой ложе Лондона пока было далеко до осуществления своего идеала — сделать «франкмасонство центром единения и средством установления истинной дружбы между людьми, которые, не будь его, были бы разделены непреодолимой пропастью».