Родина масонства

Родиной масонства считается Англия. В 1717 году там произошел очередной «переворот»: на смену оперативному масонству, руководившему практической деятельностью «вольных каменщиков»  зодчих, строителей, фортификаторов,  пришло спекулятивное, направленное уже не на внешнюю, а на внутреннюю деятельность, на построение «храма человеческой души». Четыре древние ложи объединились, создав Великую ложу Лондона  своего рода клуб, где без опасности для себя могли встречаться люди, придерживающиеся разных взглядов (немалое дело в Англии, находившейся под властью нетерпимого к критике премьер-министра Р. Уолпола).

Сохранялись внешние формы и символика «ремесла», но не его цели и задачи: из области практической деятельности они были перенесены в область нравственного самосовершенствования.Прекрасно понимая, что один в поле не воин, Великая ложа начала плодить «дочек» по всей Европе, стараясь привлечь на свою сторону сильных мира сего, чтобы обеспечить свою безопасность. Однако этот клуб состоял вовсе не из удалившихся от мира анахоретов, а из людей деятельных и много повидавших, порой амбициозных, преследовавших вполне конкретные личные цели, не всегда согласующиеся с заявленными целями ордена. Поскольку «вольные каменщики» собственно каменщиками уже и не были, а практическая сфера применения «тайного знания» уступила место умозрительной, разбушевавшееся воображение породило не только новые ритуалы с множеством степеней в самом масонстве, но и различные подражания: XVIII век не испытывал недостатка в обманщиках, шарлатанах и фальсификаторах.

Неудивительно, что власти относились к масонам по-разному. В 1738 году папа римский Климент XII отлучил их от церкви. Шведский король Фредрик I тогда же запретил масонство под страхом смертной казни (правда, этот указ ни разу не был применен). Франциск Лотарингский, ознакомившись с папской буллой, велел огласить ее, но не применять. Наследный принц Пруссии, в том же году посвященный в масонское братство, впоследствии, став королем Фридрихом II, оказывал масонам деятельное покровительство. Его почитатель Петр III, российский император, подарил масонам дом для собраний, а Екатерина И их преследовала, называя масонство «противонелепым обществом». Французский король Людовик XV на словах запретил масонство и даже грозил Бастилией, но на деле не усердствовал в репрессиях. Его внук Людовик XVI считал, что быть масоном недостойно особы королевской крови, однако его братья граф Прованский и граф д’Артуа (будущие короли Людовик XVIII и Карл X) прошли посвящение. Первый президент Соединенных Штатов Джордж Вашингтон тоже был масоном.

В масонские ложи входили Роберт Бёрнс и Джакомо Казанова, Джонатан Свифт и Иоганн Гёте, Йозеф Гайдн и Вольфганг Моцарт, Готхольд Лессинг и Шарль Монтескьё, Жак Монгольфье и Бенджамин Франклин. Вольтер, неоднократно насмехавшийся над масонами, в 84 года, за несколько месяцев до смерти, прошел посвящение в ложе Девяти сестер, где состояли Мирабо и маркиз де Сад. Церемонию проводил Жером Лефран-суа де Лаланд, директор Парижской обсерватории; зал украшали четыре бюста: короля Людовика XVI, герцога Шартрского (великого мастера ложи Великого Востока Франции), Гельвеция (одного из основателей ложи) и Фридриха II. Отношение к масонам в обществе тоже было неоднозначным, и здесь большую роль сыграла таинственность, которой они себя окружали. Следуя простой логике «хорошие дела незачем скрывать», масонов подозревали в политическом заговоре с целью свержения власти, в желании ниспровергнуть устои общественной морали, в безбожии, в сатанинских ритуалах. Принцип братской взаимопомощи превращал их в глазах «профанов» в некую «мафию», покрывающую своих.

Разумеется, любая идея, даже самая светлая и благородная, окажется опошлена приобщенными к ней массами. Строительство внутреннего храма  это чересчур общо, неосязаемо, непонятно, а вот поиск сокровищ тамплиеров, которые потом распределят между посвященными, или раскрытие секретов средневековых алхимиков, якобы добывших-таки философский камень,  да, ради этого можно пойти на риск! Чрезмерное упрощение ведет к извращению. Внешняя атрибутика постепенно подменяет собой внутреннее содержание, и «золотой век масонства» служит наглядной иллюстрацией этого утверждения. Масоны были детьми своего века, в котором полное бесправие, деспотизм и произвол соседствовали с предчувствием свободы, темнота невежества  с великими открытиями, жестокость, лицемерие, тщеславие, корыстолюбие  с проповедью высоких идеалов. Чтобы понять, чем они жили, чего искали и к чему стремились, нужно прочувствовать эту противоречивую эпоху, стремившуюся всё изменить, чтобы всё осталось по-прежнему.