Парамасонские андрогинные ордены


Луи Филипп Орлеанский стал великим мастером Великой ложи Франции после смерти графа де Клермона 16 июня 1771 года. В 1773-м его супруга Луиза Мария де Пантьевр вступила в орден, а ее сестра, герцогиня де Бурбон, была провозглашена великой мастерицей адоптивных лож в 1777 году. Близкая подруга королевы Марии Антуанетты принцесса де Ламбаль тоже вступила в орден; в 1781 году ее провозгласили великой мастерицей всех регулярных шотландских лож Франции.



Согласившись наделить адоптивные ложи уставом в 1774 году, ложа Великого Востока Франции отказалась узаконить парамасонские андрогинные (смешанные) ордены. Правда, они и не преследовались.Состоявшие из мужчин и женщин, эти ордены напоминали масонские своими ритуалами и замкнутостью, а также иерархией. Известны орден кавалеров и кава-лерственных дам Якоря, орден рыцарей и нимф Розы . В последнем на вопрос «Какого вы возраста?» полагалось отвечать: «Возраста любви». Орден семи мудрецов или Минервы ссылался на «Путешествия Анахар-сиса Младшего» маркиза Франсуа Бартелеми. Орден счастья вдохновлялся морской символикой и состоял из четырех градусов: юнга, шкипер, командир эскадры и вице-адмирал, великий мастер носил титул адмирала.

«Сестры» «плыли» к таинственному острову счастья, у руля стоял «брат»  это навевало ассоциации с картиной Антуана Ватто «Паломничество на остров Киферу». Ритуал напоминал «суды любви». Мужчины клялись «не бросать якоря в порту, где уже находится один из кораблей ордена», а женщины  «не принимать в своей гавани чужого корабля, пока там стоит на якоре один из кораблей ордена». Пароли, знаки, прикосновения были почерпнуты из морского лексикона, а проводить заседание членов ордена называлось «собирать эскадру».

Андрогинные ордены прекратили свое существование после Великой французской революции.Пресловутое «египетское» франкмасонство Калиостро тоже включало адоптивный ритуал. Супруга Великого копта выступала в роли великой мастерицы. На столе, покрытом зеленым сукном, стояли графин и девять зажженных свечей. Подростки обоего пола  «воспитанники» и «голубки», наделенные даром предвидения,  «читали» будущее по чистой воде в графине.В России масонство было слишком мужским делом, поскольку члены братства подвергались реальной опасности тюремного заточения или ссылки. Однако «самоотверженною пособницей и ободрительницей в каждом деле и затруднении» новиковского кружка, по мнению В. О. Ключевского, была «царившая в нем энергичная княгиня Варвара Александровна Трубецкая, урожденная княжна Черкасская»,  радушная хозяйка дома на Покровке и в подмосковном имении Очаково.