Общие регламенты братства франкмасонов




«Уставы и общие регламенты братства франкмасонов, собранные в 1720 году Джорджем Пейном, великим мастером, и утвержденные в День святого Иоанна Крестителя 1721 года благороднейшим братом Иоанном, герцогом Монтегю, и Великой ложей, избравшей его великим мастером», содержали 39 статей. В версии 1722 года было уже 70 статей с примечаниями и пояснениями.

«Конституции Андерсона, или Древние заповеди вольного каменщика» состояли из четырех частей. В первой излагалась легендарная история франкмасонства вплоть до создания Великой ложи Лондона в 1717 году и избрания ее первых великих мастеров. Во второй части, озаглавленной «Обязанности», излагались требования, предъявляемые к моральному облику франкмасона, правила жизни в ложе и общения между братьями, а также между масонами и немасонами. В третьей части, составленной в основном Джорджем Пейном, содержались правила организации масонского объединения с описанием обязанностей и порядка избрания великого мастера и офицеров ложи. К ней прилагался протокол избрания великим мастером герцога Монтепо. Наконец, четвертая часть состояла из четырех песен (для мастеров, надзирателей, подмастерьев и учеников), в которых исторический экскурс воспроизводился в стихотворной форме.

В исторической части «Конституций» Андерсон прямо возводит общество «вольных каменщиков» к прародителю Адаму, созданному творцом уже с запечатленной в его уме Геометрией. Его потомки Каин, Сет и Енох создали на ее основе искусство Архитектуры, передав его по наследству. Ной и три его сына — Сим, Хам и Иафет — тоже были строителями и после Потопа передали свои познания многочисленным потомкам, которые построили Вавилон и знаменитую башню. После смешения языков они понесли высшее знание в дальние страны, где учредили свои царства и династии. Впоследствии эта наука была утрачена на большей части земли, однако сохранилась в Ассирии благодаря жрецам-ма-тематикам, известным под именем халдеев. Смешение языков и породило древний обычай масонов, которые могли узнавать друг друга и общаться между собой благодаря особым знакам. Сын Хама Мицраим принес «царственное искусство в Египет, а другие» сыновья — в южную Аравию и Западную Африку. Авраам обучился геометрии в Халдее, а затем передал это знание Исмаилу, Исааку и его детям, а через него — двенадцати патриархам.

Скиния ковчега Завета, выстроенная согласно прямым указаниям Бога, которые тот дал Моисею на горе Синай, впоследствии послужила образцом для Храма Соломона, а сам Моисей стал главным мастером каменщиков. Таким образом, выйдя из Египта, израильтяне создали целое царство каменщиков, поскольку Моисей основал ложу еще в пустыне. Храм Вечного Бога в Иерусалиме, выстроенный всего за семь лет и шесть месяцев, надолго стал эталоном архитектурного искусства. Каменщиков и плотников на его строительство прислал царь Тира Хирам, он же направил туда величайшего мастера на земле, которого также звали Хирам (в некоторых источниках — Хирам-Авия, Хурам или Адо-нирам). Мудрый царь Соломон был великим мастером Иерусалимской ложи, ученый царь Хирам — великим мастером ложи Тира, а вдохновенный Хирам-Авия — мастером строительства (прорабом). Само же ремесло каменщиков находилось под покровительством Неба. После завершения строительства многочисленные ремесленники, которые принимали в нем участие под руководством Хирама-Авии, разошлись по домам — в Междуречье, Малую Азию, на Пелопоннес, — где обучали этому искусству сыновей высокопоставленных особ, поскольку властители, возводившие прекрасные здания для упрочения своей славы, становились великими мастерами в своих странах. Таким образом были созданы все семь чудес света. Потомки Иафета построили храм Артемиды в Эфесе, сожженный впоследствии Геростратом, «дурным подмастерьем, желавшим заставить говорить о себе». Сами греки не обладали большими познаниями в геометрии до великого философа Фалеса Милетского, умершего при последнем царе Вавилонии Валтасаре. Однако его ученик Пифагор, в год смерти Фалеса отправившийся в Египет и проведший там 22 года среди жрецов, стал сведущ в геометрии и всех египетских науках. Плененный персами, он был отправлен в Вавилон, где много общался с халдеями и вавилонскими евреями. Вернувшись в Грецию, он написал 47-ю главу первой книги Евклида, «которая является основой священного, гражданского й военного масонства». Свою лепту в развитие «царственного искусства» внесли математик Архимед, архитектор Витрувий и скульптор Фидий. Император Август был великим мастером ложи Рима, и именно августовский стиль в архитектуре преподносится как эталон. С созданием Римской империи высокое искусство распространилось по всей ее огромной территории, поскольку почти в каждом римском гарнизоне существовала масонская ложа.

С нашествием вандалов архитектура пришла в упадок готы разгромили Рим, мусульмане — города Азии и Африки, а древние бритты призвали англов и саксов на помощь против скоттов и пиктов. Однако, став свободным народом и обладая склонностью к строительству, саксонцы начали подражать азиатам, грекам и римлянам, создавая ложи и поощряя каменщиков. Некоторые саксонские и шотландские короли, а также представители благородных родов и высшего духовенства стали великими мастерами этих лож. «Царственное искусство» в их стране выжило благодаря иноземным государям, в частности майордому франков Карлу Мартеллу, который прислал в Англию несколько умелых ремесленников и зодчих. Так началась эра готики. Знатных членов масонских лож интересовали не только геометрия и римская архитектура, но и законы и обычаи масонских обществ. Но поскольку они не были изложены в письменном виде, ни один человек не мог постичь их, не став подмастерьем.

Выдающимся архитектором был английский король Альфред Великий (871—899). Его внук Этельстан, первый из помазанных на царство, который перевел Библию на саксонский язык, поощрял каменщиков, прибывших из Франции на многочисленные стройки и принесших с собой уставы лож, сохранившихся со времен Рима. Они убедили английского короля усовершенствовать конституцию английских лож по иноземному образцу и увеличить жалованье каменщиков. Младший сын короля Эдвин стал мастером каменщиков из любви к этому ремеслу и благородным принципам, на которых оно основано. Он созвал всех каменщиков королевства в Йорк, и они образовали общую ложу, великим мастером которой стал король. Это собрание на основании записей и архивов на греческом, латинском, французском и других языках составило Конституцию и Обязательства английской ложи.

В период обскурантизма всякое истинное знание считалось преступлением, геометров обвиняли в заговоре, члены парламента находились под влиянием неграмотного духовенства, не состоявшего в братстве и ничего не смыслившего в зодчестве. Священнослужители претендовали на право знать все тайны благодаря исповеди, однако каменщики никогда не выдавали своих секретов. Когда король Генрих VI (1422—1461, 1470—1471) достиг разумного возраста, масоны представили ему и лордам свои архивы и уставы. Король и лорды изучили и одобрили их, более того, сами вступили в братство. Короли Шотландии поощряли «царственное искусство» с древнейших времен, а братья всегда были им верны, что выражено в древней здравице шотландских масонов: «Благослови Бог короля и ремесло». Королевскому примеру следовали аристократы, дворяне и духовенство, а великий мастер всегда был благородного происхождения. Так продолжалось до начала Войны Алой и Белой розы (1455—1485).

Елизавета I (1558—1603) опасалась всяческих собраний своих подданных, о деятельности которых не могла получить исчерпывающих сведений, а поскольку она была женщиной, то не могла пройти посвящение. Она пыталась распустить ежегодные собрания масонов как опасные для своего правления. Но после ее смерти английскую корону принял Яков VI Шотландский. Поскольку он был масон, то восстановил английские ложи и возродил романскую архитектуру из развалин готического невежества. Его сын Карл I (1625—1649), тоже масон, покровительствовал архитектору Иниго Джонсу, но его планы трагическим образом прервала гражданская война. С возвращением на трон Стюартов возобновилось и подлинное масонство, в особенности после лондонского пожара в 1666 году. Городские постройки были восстановлены сообразно канонам романского стиля, а король Карл II заложил нынешний собор Святого Павла (готическое здание погибло в огне), взяв за образец собор Святого Петра в Риме. Он был акцептированным франкмасоном, о чем свидетельствуют рассказы, передаваемые ныне живущими старыми «вольными каменщиками». Однако в правление его брата Якова II лондонские масонские ложи редко собирались и их члены впали в грубое невежество.

После «Славной революции» 1688 года король Вильгельм проявил приверженность к архитектуре и продолжил начатое при Карле II строительство госпиталей в Гринвиче и Челси для моряков и солдат, отстроил королевский дворец Хэмптон Корт и несравненный дворец в JIoo, в Голландии. Многие признавали его франкмасоном, и он побуждал дворян, богатых и ученых людей изучать стиль Августа. Королева Анна назначила комиссию из нескольких государственных министров, знатных и выдающихся людей и епископов, чтобы следить за постройкой пятидесяти новых приходских церквей в Лондоне, Вестминстере и пригородах по канонам романского стиля. Наконец, король Ifeopr заложил первый камень в основание приходской церкви Святого Мартина.Рыцарские и монашеские ордены заимствовали у братства торжественные обряды. «В наши дни свободные народы Британии, избавленные от гражданских войн и наслаждающиеся плодами мира и свободы, с недавних пор обратили свой счастливый гений к масонству всякого рода и возродили угасающие ложи Лондона и других частей Англии. Многие благородные господа высокого ранга, священнослужители и ученые мужи большинства конфессий и племен примкнули к нему и дали обет нести обязанности и облачение вольного и акцептированного каменщика под властью нашего нынешнего и достойного великого мастера, благороднейшего принца Джона, герцога Монтегю». В этом «историческом экскурсе» бросается в глаза желание масонов заявить во всеуслышание о своей лояльности к властям и заручиться поддержкой монархов. Открытым текстом об этом говорится во второй статье «Древних заповедей Вольного Каменщика»  «О Светской Власти, Высшей и Назначенной»:

«Вольный Каменщик является лояльным подданным светских властей, где бы он ни жил и ни работал; он никогда не должен участвовать в заговорах и тайных злоумышле-ниях против мира и благосостояния народа, равно как и не вести себя не должным образом в отношении назначенных представителей власти; ибо сколько Масонство ни страдало во все времена от войн, кровопролития и смятения, столь же расположены были древние Цари и Князья всегда оказывать мастеровым вспомоществование в силу миролюбия и верности последних, всегда давая достойный отпор их врагам и способствуя вящей славе Братства, процветавшего во времена мира. Таким образом, если Брат восстанет против государства, с ним не будут объединяться в этом его восстании, но будут сожалеть о нем, как о любом несчастном; однако если его осудят за это одно только преступление — хотя истинно лояльное по своей сути Братство может и должно заявить о своем неучастии в его бунтарском порыве, а также впредь не подавать поводов и не плодить зависть к существующим законным властям, — он не может быть исключен из Ложи, и его связи с ней останутся нерушимы».

Особенно показательна, конечно, последняя часть этой статьи. Да, масоны лояльны к властям, в том числе назначенным (намек на воцарение ганноверской  династии), они не участвуют в заговорах и восстаниях. Но вдруг завтра ситуация переменится и трон вернется к Стюартам? Тогда, возможно, «братья», осужденные за «бунтарский порыв», но не исключенные из ложи, замолвят словечко о тех, кои готовы мириться со всеми, лишь бы не трогали их самих.