Мусульмане регулярно наведывались в ложи Парижа


Французские ложи посетили и несколько турецких масонов: через месяц после алжирца Шерида в Кале принимали «братьев Ибрагима Раиса и Али Раиса из ложи Константинополя». «Я был свидетелем деяний благотворительности, исходящих от совершенного согласия всех членов этого почтенного собрания; та же цель, те же желания всегда согласуются здесь: помочь вашим братьям, отринув все предрассудки, которые могли бы сузить границы благотворительности,  писал шевалье де Сен-Морис, член ложи Совершенного согласия полка Виваре, побывавший на торжественной церемонии официального учреждения ложи в Кале.  Вы нашли их в тех, кого климат, язык и чужая религия как будто навсегда отделили от вас; предоставив Великому Архитектору Вселенной право судить об искренности и истинности служения ему, вы удовлетворили их нуждам».


Интересно, что мусульмане регулярно наведывались в ложи Парижа, Северной Франции или Австрийских Нидерландов, им даже присуждали высокие «рыцарские» степени. Зато в Средиземноморье им не доверяли: «братьям» всё еще приходилось собирать средства для освобождения пленников берберских корсаров. Политический фактор играл здесь не последнюю роль: с конца XVII века Франция стремилась сделать Турцию своим союзником, в том числе против России, последняя же вступала в одну турецкую войну за другой. Ничего удивительного, что члены Священного ордена храма Иерусалимского, в который входили и русские «братья», должны были иметь дворянскую родословную в шестнадцати коленах и по крайней мере в четырех последних не смешивать свою кровь с маврами, турками и иудеями.

М. М. Щербатов относился к мусульманским странам и к носителям ислама как к естественным врагам России: «...они по закону своему суть рожденные враги христианам, и напамятование их, что прежде владычествовали над Россией, их делает паче врагами россиянам... они... суть по самому сему, связаны с турками, и всегда, когда бывает у России война с Портою Оттоманскою, тогда сии народы ясно сказуют свою преданность к оным».